Оскорбление представителя власти – состав преступления и мера ответственности

Зачастую люди на эмоциях позволяют себе оскорблять собеседника. Обычно, это связано с невозможностью подобрать аргументы. В такие моменты и начинаются оскорбления. Уголовный Кодекс выделяет отдельной статьёй наказание за оскорбление представителя власти. Данный нормативный акт предусматривает несколько мер ответственности, в зависимости от сопутствующих обстоятельств.

Общая информация

Оскорбление представителя власти – состав преступления, мера ответственностиВсегда есть возможность выражать свою неприязнь к представителям власть корректным образом, не обращая внимания на присутствующую степень недовольства. Даже, когда такое лицо нанёс существенный вред, человек не вправе наносить оскорбления.

В таких ситуациях рекомендуется обжаловать неправомерные действия в судебном порядке. Законные методы помогут наказать обидчика. Оскорбления же ни к чему хорошему не приведут. Плюс ко всему можно оказаться привлечённым к уголовной ответственности.

Представители власти – это составляющие части механизма государственного управления, а также же особенная идеологическая сфера. Поэтому, и оскорбление такого гражданина значит нанесение оскорблений государственной системе.

Уголовный кодекс не описывает, что именно можно отнести к оскорблениям. Фактор, который носит значительную роль – это прилюдное «обливание грязью». При этом, это могут быть не только слова, а также жесты.

В уголовном кодексе выделена специальная ст. 319 УК РФ и комментарии, в которых описаны меры наказания за оскорбление представителей власти.

Состав преступления

В состав преступления входит факт допущения выражений устной либо письменной формы, направленных в адрес представителя власти. Даже, если человек описал письменно или устно правду, подобные действия можно отнести к оскорблению.

Смысл ответственности заключается в направлении оскорбления именно на представителя власти и прилюдно. Подобные действия не только оскорбляют личность, но также мешают хорошо исполнять свои обязанности.

Публичное оскорбление должностного лица – это основополагающий фактор, за который виновное лицо должны привлечь к ответственности.

Объективной стороной преступления выступают общественные отношения. В них не должно быть деструктивных форм. Это позволяет избежать разрыва системы.

К объективным характеристикам данного преступления можно отнести:

  • Наличие соответствующей должности у пострадавшего гражданина.
  • Присутствие третьих лиц при нанесении оскорбления, так как именно публичность имеет здесь большое значение.
  • Конкретность выражения.

Оскорбление представителя власти – состав преступления, мера ответственностиТакже объективность определяется факторами:

  • место;
  • время;
  • форма;
  • адресность.

Другими словами должно быть доказано — какие выражения, когда и в присутствии кого были нанесены представителю власти.

Субъект правонарушения – это дееспособный человек старше шестнадцати лет.

Субъективная сторона включает критерии:

  • установление факта вины;
  • наличие умысла;
  • мотивы совершенного преступления.

Мотивы проступка носят решающие значение. Предположим, если должностное лицо сам спровоцировал оскорбления, наказание будет более мягкое. А когда оскорбления нанесены в состоянии алкогольного опьянения и еще нарушитель успел «помахать кулаками», пощады ждать ему вряд ли придётся.

Такое преступление считается завершённым с момента нанесения оскорбительных действий либо озвучивания соответствующих фраз.

Описание нормативного акта

Статья 319 УК РФ с ми регламентирует формы наказания за оскорбление представителей власти прилюдно. Другими словами, если при исполнении своих должностных обязанностей, представителя органа власти оскорбляют, виновное лицо привлекается к ответственности:

  • штраф до 140 тыс. рублей;
  • обязательный труд – 360 ч.;
  • привлечение к исправительному труду – до 1 года.

Решение о применении наказания выносит представитель Фемиды, учитывая все сопутствующие обстоятельства.

Общественная опасность заключается в нескольких показателях:

  • посягательство на нормальную работу;
  • подрыв авторитета;
  • унижение достоинства.

Под представителем власти подразумевается граждан, трудящихся в органах охраны и правопорядка, так же контроля или другие люди, дающие распоряжения относительно тех или иных граждан.

Методика расследования

Оскорбление представителя власти – состав преступления, мера ответственностиОбычно, запуск дела начинается с заявления, поданного должностным лицом в правоохранительные органы. Также это может быть рапорт начальству.

Далее начинается расследование всех обстоятельств по делу. Требуется подробно изучить все обстоятельства и сопутствующие факторы. На данном этапе нужно конкретизировать совершенное злодеяние и правильно квалифицировать его. Для этого изучаются видеозаписи, материалы СМИ и т.п.

Когда оскорбление осуществлено жестами, необходимо более достоверно воспроизвести картинку происходящих событий. Только тогда можно правильно оценить факт присутствия проступка.

Уголовное дело возбудят только при наличии достаточного количества оснований.

Судебная практика

Рассмотрим, как действует данная статья на конкретных примерах:

Выпивший гражданин ругается с продавцом киоска. Он вызывает полицию. По их приезду последовало оскорбление сотрудника полиции при исполнении в виде матерной речи. Также пьяный мужчина набросился на одного их полицейских, но нанести вреда не успел. Как следствие, нарушителя привлекли по двум статьям УК РФ– 318, 319.

Грабитель магазина не успел убежать с ценностями, и был схвачен сотрудниками полиции. В результате, он на них сильно разозлился и нанёс несколько оскорблений. Совместно к основной статье, по которой он получил существенный срок, к нему применили наказание согласно триста девятнадцатой статье УК.

Источник: https://cabinet-lawyer.ru/uk-rf/oskorbleniye-predstavitelya-vlasti.html

Оскорбление представителя власти: статья 319 УК РФ, наказание

Оскорбление представителя власти – состав преступления, мера ответственности

Оскорбление представителя власти – противозаконное деяние, за совершение которого правонарушителю грозит привлечение к уголовной ответственности. Она определяется в соответствии с правилами, установленными ст. 319 УК РФ.

Представители власти по УК РФ

Определение понятия «представитель власти» дано в примечании к ст. 318 УК РФ. Им следует считать физическое лицо, которое:

  • занимает должность в какой-либо из структур правоохранительной системы или органа контроля;
  • наделено полномочиями давать обязательные к исполнению распоряжения;
  • уполномочено распространять свои распоряжения на лиц, не являющихся его подчиненными, деятельность которых не связана с несением службы в этом же органе.

Таким образом, ст. 319 УК РФ может быть вменена правонарушителю, допустившего оскорбление:

  • представителя органа законодательной или исполнительной власти федерального, регионального или местного уровня (Президента РФ, члена Правительства РФ, депутата Госдумы РФ, губернатора, мэра и т. д.);
  • представителя прокуратуры;
  • сотрудника полиции;
  • судьи;
  • работника органа следствия или дознания;
  • налогового инспектора;
  • уполномоченного лица, действующего от имени надзорно-контролирующего органа.

Если оскорбительные высказывания или действия были произведены в отношение гражданина, занимающего руководящую должность в организации, полномочия которого распространяются только на его подчиненных (например, генеральный директор фирмы), уголовному преследованию нарушитель не может быть подвергнут. В таком случае он подлежит ответственности в административном порядке по ст. 5.61 КоАП РФ.

Что относится к объекту преступления

Деяние, предусмотренное ст. 319 УК РФ, относится к числу преступлений, при которых происходит посягательство на порядок управления, т. е. на осуществление управленческих функций представителями органов власти. Он и является основным объектом преступления.

Ученые-правоведы также выделяют и дополнительный объект по данному составу. Его образуют честь и достоинство лица, наделенного властными полномочиями в соответствии с законодательством.

Потерпевшим от преступных действий может быть признан гражданин, являющийся представителем власти.

Общественная опасность рассматриваемого деяния состоит в том, что оно:

  • приводит к подрыву авторитета властей;
  • наносит ущерб репутации как всему властному органу, так и состоящим в нем на службе лицам;
  • приводит к дезорганизации в функционировании органа управления, что негативно сказывается на всей его деятельности.

В чем заключается объективная сторона оскорбления

Незаконное действие подпадает под ст. 319 УК РФ, если:

  • имело место публичное оскорбление;
  • деяние было совершено, когда должностное лицо осуществляло действия, необходимые для выполнения служебных обязанностей, или обусловлено его служебным положением.

В результате оскорбления честь и достоинство представителя власти должны быть не просто унижены. Состав преступления будет присутствовать только тогда, когда это унижение совершено в неприличной форме. Здесь под честью подразумевается оценка личных качеств потерпевшего со стороны общества, а под достоинством – внутренняя самооценка своих качеств гражданином.

Способы нанесения оскорбления могут быть различными: путем словесных высказываний, в письменной форме, показом неприличных жестов и т. д. В спорных ситуациях, когда нельзя с полной уверенностью утверждать, является ли конкретное действие оскорбительным, для дачи заключения может потребоваться привлечение эксперта.

Для признания деяния оконченным достаточно совершить в адрес уполномоченного лица хотя бы одно оскорбительное действие (может хватить одного неприличного жеста или слова).

При оскорблении наделенного властными полномочиями лица по поводу, не связанном с его профессиональной деятельностью, состава преступления по ст. 319 УК РФ нет. Но на нарушителя в такой ситуации может быть наложено административное наказание.

Субъективная сторона

Рассматриваемое преступление носит умышленный характер. Умысел правонарушителя имеет, как правило, прямую форму (иногда – косвенную). Преступник понимает, что совершаемые им действия оскорбляют представителя власти, желает такого результата или сознательно его допускает.

Если совершение незаконных действий не совпадает по времени с выполнением пострадавшим должностных обязанностей, то для квалификации содеянного принимается во внимание мотивация преступления. Оно должно быть непосредственно связано с несением службы потерпевшим.

Субъект преступления

Субъект данного преступного деяния – общий. Им может быть признан гражданин, возраст которого составляет не менее 16 лет (при условии его вменяемости).

Ответственность по ст. 319 УК РФ

Деяние, описанное в этой статье, классифицируется как преступление небольшой тяжести. В колонию за его совершение не отправляют. Ответственность за оскорбление предполагает назначение таких мер воздействия, как:

  • штраф суммой до 40000 р. или в величине дохода виновного, получаемого им за период до 3 месяцев;
  • обязательные работы на время до 360 ч;
  • исправительные работы длительностью не более 1 года.

Как подтверждает судебная практика, дела даже по такой легкой статье подлежат пересмотру, если в процессе судопроизводства были допущены грубые нарушения.

Если прежде гражданин преступлений не совершал, суд вправе освободить его от уголовной ответственности и вынести предписание оплатить судебный штраф (ст. 76. 2 УК РФ). Это возможно в случае возмещения правонарушителем причиненного вреда.

Заключение

Уголовная ответственность за оскорбление лица, наделенного властью, наступает только в случае, когда деяние связано с осуществлением его полномочий. Наказание по ст. 319 УК РФ не предполагает лишения свободы. Лицо, ранее не судимое, может быть освобождено от уголовного преследования, если загладит нанесенный потерпевшему ущерб.

Оскорбление представителя власти – состав преступления, мера ответственности

Источник: https://walaw.ru/pravo/oskorblenie-predstavitelya-vlasti

Оскорбление: деликт, правоприменительная практика

До 2011г. оскорбление было уголовным преступлением. Однако Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ» были внесены изменения в Уголовный кодекс РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ и КоАП РФ, была проведена декриминализация некоторых преступлений, согласно которой ряд составов преступлений был переведен в разряд административных правонарушений.

Читайте также:  Реабилитирующие основания для прекращения дела, когда возникают, процедура закрытия уголовного дела

Так, из Уголовного кодекса РФ была исключена ст. 130, предусматривавшая уголовную ответственность за оскорбление, а КоАП РФ был дополнен ст.5.61 «Оскорбление».

Оскорбление представителя власти – состав преступления, мера ответственности

Согласно ч.1 ст. ст.5.61 КоАП РФ, оскорбление — это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Ч. 2 данной статьи содержит квалифицированный состав правонарушения: оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Его квалифицирующим признаком является публичность доведения оскорбительных действий, что позволяет унизить потерпевшего перед другими лицами. Для этого виновный использует публичное выступление или публично демонстрирующееся произведение или средство массовой информации.

Кроме того, ч.3 ст.5.61 КоАП РФ предусматривает ответственность за непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Таким образом, декриминализировав оскорбление, законодатель сохранил в первых двух частях ст.5.61 КоАП РФ признаки бывшей ст.130 УК РФ и ввел новый состав административного правонарушения в виде непринятия мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Таким образом, была не только изменена отраслевая квалификация этого правонарушения, посягающего на честь и достоинство личности, но и значительно расширен круг административно наказуемых деяний, охватываемых составом «оскорбление», путем введения еще одного квалифицированного состава административного правонарушения в виде оскорбления, предусмотренного частью третьей ст.5.61 КоАП РФ, под которым понимается непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Законодатель, декриминализировав общий состав оскорбления, оставил в качестве уголовно наказуемых деяний специальные составы этого преступления (ст.297, 319, 336 УК РФ).

Специальные виды оскорбления являются уголовными преступлениями. Это, во-первых, оскорбление участников судебного разбирательства, а также оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ст.297 УК РФ). Во-вторых, оскорбление представителя власти (ст.319 УК РФ). В-третьих, оскорбление военнослужащего (ст.336 УК РФ).

Объектом оскорбления являются честь и достоинство личности. Законодатель не раскрывает эти понятия, в правовой литературе они трактуются по-разному.

Честь — нравственная категория, отражающая благородство, честность. Она нередко определяется через достоинство, но честь — это оценка личности со стороны других лиц, общества.

Достоинство же — это оценка собственных качеств потерпевшим, но такая самооценка базируется на объективных характеристиках социальной значимости личности.

Охраняя достоинство личности, Конституция РФ возводит в ранг юридической аксиомы положение о том, что «ничто не может быть основанием для его умаления».

Подробнее об этом см. в статье «Защита чести, достоинства и деловой репутации: состав правонарушения, правоприменительная практика».

Как правило, оскорбление сводится к обвинению в каком-либо пороке, качествах, действиях, которые осуждаются обществом. Это могут быть оскорбительные выражения общего характера, действия.

Общественная опасность оскорбления заключается в том, «что виновным отрицается ценность индивида как носителя общечеловеческого достоинства в сфере общения» (Шахманаев К.А. Уголовно-правовая защита чести и достоинства личности (уголовно-правовой и криминологический анализ). Автореф. дис. на соискание ученой степени к.ю.н. — М., 2009. С.13.).

Потерпевшим может быть только физическое лицо, способное к самооценке, обладающее чувством собственного достоинства. Такой способностью не обладают малолетние, душевнобольные, а также умершие люди.

Надругательство над телами умерших образует состав преступления, предусмотренный ст. 244 УК РФ. Не могут быть потерпевшими при оскорблении юридические лица, а также коллективы.

В соответствии нормами, предусматривающими ответственность за специальные виды оскорбления, потерпевшими являются: судья, присяжный заседатель, иные лица, участвующие в отправлении правосудия; представитель власти; военнослужащий.

Субъектом правонарушения становится вменяемый гражданин 16 лет. В ч.3 ст. 5. 61 КоАП РФ предусмотрен специальный субъект — должностное лицо, юридическое лицо, в обязанности которого входило предупреждение (пресечение) оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средстве массовой информации.

Ими могут быть редакторы газет, журналов, иных средств массовой информации, другие лица, ответственные за подготовку, выпуск публично демонстрирующегося произведения или средства массовой информации.

Объективная сторона деликта характеризуется действиями – унижением чести и достоинства другого лица, выраженным в неприличной форме. Такие действия могут быть совершены словесно, физическим действием, путем жестов.

При этом потерпевший сам решает, произошло унижение его чести или достоинства или нет.

При оскорблении унижение чести и достоинства выражается в отрицательной оценке личности потерпевшего, которая подрывает его престиж в глазах окружающих и наносит ущерб уважению к самому себе.

Например, прокуратура Бурятии отказала председателю Народного Хурала М. Гершевичу в привлечении Т. Никитиной к административной ответственности в связи с публикацией в мае 2013г. в газете «Московский комсомолец в Бурятии» статье «Народный Хурал: комедия масок».

Основанием для отказа стало отсутствие в статье высказываний, направленных на унижение чести и достоинства депутатов, выраженных в неприличной форме.

Унижение чести или достоинства должно быть выражено в неприличной форме, отсутствие таковой исключает квалификацию правонарушения как оскорбления.

Определяющее значение при решении вопроса о наличии либо отсутствии состава правонарушения, предусмотренного ст. 5. 61 КоАП РФ, является не личное восприятие деяния потерпевшим как унижающего его честь и достоинства, а то, было ли это деяние выражено в неприличной форме.

Понятие «неприличная форма» законодательно не раскрывается, но под ним понимается действие виновного в грубой, циничной форме, противоречащей правилам поведения, принятым в обществе либо разделяемым большинством членов данного общества, это форма унизительного обращения с человеком.

Сегодня исследователи справедливо отмечают, что правоприменители нередко сталкиваются с проблемой толкования термина «неприличная форма» (например, Шахманаев К.А. Уголовно-правовая защита чести и достоинства личности (уголовно-правовой и криминологический анализ). Автореф. дис. на соискание ученой степени к.ю.н. М., 2009. С.14).

Указание на «неприличную форму» ведет лишь к появлению многочисленных вариантов ее определения, неопределенности как в теории, так и на практике» (Ганжа Ю.В. Преступления против чести и достоинства личности: уголовно-правовая и криминологическая характеристика. Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н. М., 2007. С.19).

Установление признака «неприличная форма» является вопросом факта и решается правоприменителем с учетом всех обстоятельств дела: сложившихся в обществе представлений, этнической, профессиональной и иной характеристики субъекта и потерпевшего, характера их взаимоотношений и т.д. Необходимо отметить, что, согласно судебной практике, именно объективная сторона оскорбления вызывает больше всего споров и противоречий, поскольку судебные инстанции по-разному оценивают неприличную форму оскорбления.

Нередко данный вопрос («Выражено ли высказывание в неприличной форме?») адресуется экспертам-лингвистам, что не является правильным. Данный недостаток можно преодолеть путем внесения изменений в действующее законодательство, конкретизирующих данную норму.

Если в действиях субъекта отсутствует данный признак, значит, они не образуют состава правонарушения. Так, прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела в отношении челябинского блогера А. Табалова по ст.319 УК РФ в связи с публикацией в октябре 2011г. в «ЖЖ» статьи «Достали! Пойду и проголосую!», содержащей высказывание: «Ведь для всего этого уголовного сброда в лице Евдокимовых, Давыдовых, Мотовиловых, Мякушей, Истоминых, Караваевых, Мошаровых, Юревичей и прочих предстоящие выборы — это тест на профпригодность, на лояльность своему нацлидеру жуликов и воров».

В апреле 2013 г. СК закрыл уголовное дело против обозревателя Газеты.Ру Божены Рынски об оскорблении полицейских. Следствие пришло к выводу, что использование слов «животные», «нелюди», «зверье» в отношении омоновцев не является неприличным.

Вместе с тем, суды нередко принимают решения, ставящие под сомнение формулировку «неприличная форма». Например, в ноябре 2013г. суд Ростова-на-Дону признал блогера С. Резника виновным по ст.319 УК РФ.

Поводом для возбуждения уголовного дела стала публикация Резником в «ЖЖ» постов «Арбитражное самодурство продолжается» и «Из грязи в князи – из попы в ТОПы», содержащих сведения о председателе Арбитражного суда Ростовской области О. Соловьёвой.

В частности судья была названа «городской крокодилицей арбитражного судопроизводства с куриной фамилией» и «содержанкой судебной системы».

В апреле 2012г. по ст. 319 УК РФ был осужден Д. Шипилов, опубликовавший в своем «ЖЖ» два поста «Повелители мух», «Говорит и показывает», в которых содержалась критика губернатора Кемеровской области А.-Г. Тулеева и начальника Департамента культуры и национальной политики области Л. Зауэрвайн.

Очевидна тенденция принятия произвольных решений по вопросу о неприличной форме. В делах по специальным видам оскорбления суды занимают более требовательную позицию.

Речевое произведение, содержащее признаки объективной стороны оскорбления, включает оценочные языковые средства, причем не имеет значения, соответствует отрицательная оценка потерпевшего действительности или нет.

Действия субъекта должны отражать негативные качества потерпевшего.

Однако отрицательная оценка лицом производственной деятельности работника не содержит состава оскорбления; в отличие от клеветы при оскорблении виновный сообщает не о конкретных фактах, а дает оценку его личным качествам и поведению в целом.

Для правовой квалификации оскорбление должно быть выражено в действиях, которые направлены персонально против конкретной личности или конкретных лиц.

Нецензурная брань, свидетельствующая о явном неуважении к обществу, но персонально никого не оскорбляющая, квалифицируется как хулиганство (административно-правовой деликт).

Признаки оскорбления налицо только в тех случаях, когда действия лица направлены против определенного человека и нет сомнений в том, что речь идет именно о нем.

Если унижаются честь и достоинство лица, которое невозможно идентифицировать как потерпевшее от оскорбления, то состав преступления отсутствует.

Так, в 1999 г. за оскорбление был осужден каноник Е. Платонов, который отправил уведомление военному комиссару И. Рожкову с надписью «Пошел Ты на х*й со своей армией…». При том, что если речевое произведение не идентифицируется с конкретной личностью, не содержит ее отрицательной оценки, то оно не может быть расценено как диффамационное.

Другой пример, в высказывании: «Все эти люди из разных социальных и маргинальных слоев общества, большинство приезжих, объединены одной навязчивой идеей — закрыть Фонд.

Кто-то за деньги, кто-то по глупости, кто-то из-за политических амбиций, а кто-то — из-за личного самолюбия.

Но мы в сортах дерьма не разбираемся» — выражение «сорт дерьма» является оскорбительным по смыслу, но не относится к конкретной личности.

Читайте также:  Как засчитывается срок в СИЗО - помощь адвоката

Оскорбительные высказывания в адрес персонально неопределенной группы лиц, идентифицируемой признаками профессии, национальной принадлежности и т.д. , состава оскорбления не образуют, но в некоторых случаях могут квалифицироваться как преступление (например, ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») или образовывать состав административного правонарушения (например, ст.5.62 «Дискриминация»).

Состав правонарушения является формальным. Преступление считается оконченным после совершения действий, унижающих честь и достоинство личности. Наступление последствий от унижения чести и достоинства не требуется.

Оскорбление может быть выражено устно (в виде ругательств, прозвищ), письменно (в виде записок, рисунков), а также в виде физических действий (пощечин, плевков и т.п.).

Действия, унижающие честь и достоинство, могут быть совершены как в присутствии потерпевшего, так и в присутствии третьих лиц, в том числе и при отсутствии потерпевшего.

Например, в январе 2013 г. уголовное дело по ст. 319 УК РФ было возбуждено в отношении О. Романовой. Основанием для этого стала публикация в Фейсбуке фотографии сотрудницы полиции с комментарием: «Вот эту ментовскую бл*дь я довела до белого каления. Она непрерывно курила, а я ходила за ней и следила, чтобы она окурки в урну кидала».

Субъективная сторона оскорбления характеризуется умышленной формой вины, причем возможен только прямой умысел. Виновный осознает, что наносит оскорбление другому человеку, и желает этого. Он сознает общественную опасность деяния. Вместе с тем вопрос о субъективной стороне оскорбления является дискуссионным.

В большинстве работ советских и российских юристов признается, что оскорбление может быть осуществлено только с прямым умыслом (например, Чернышева С.А. Защита чести и достоинства граждан. М., 1974. С. 59; Вавилычева Т.Ю. Современные проблемы защиты чести и достоинства личности (уголовно-правовой и криминологический аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н. – М., 2012. С.19).

Источник: https://ceur.ru/library/articles/lingvisticheskaja_jekspertiza/item134171/

Оскорбление представителя власти – ст 319 по УК РФ

Хотите проконсультироваться у юриста бесплатно? Напишите в чат справа внизу или позвоните на горячую линию 8 800 350-84-13 (доб. 760).

Законодатель относит оскорбление представителя власти, связанное с осуществлением им своих полномочий к преступлениям, направленным против порядка управления. Санкция по статье 319 в данном составе альтернативная – от штрафа до исправительных работ; субъект – должностное лицо, обличенное властью.

Но процесс доказывания вины подозреваемого лица зачастую осложняется рядом особенностей, анализ которых может привести к переквалификации действий преступника по иной статье УК РФ.

Состав преступления по статье 319 уголовного кодекса

Представители власти, выполняя возложенные на них функции, могут быть подвержены воздействию извне, которое выражается как в словесном публичном оскорблении, так и причинении вреда их жизни и здоровью.

Статья 319 УК РФ предусматривает состав, при котором виновное лицо наносит моральный вред потерпевшему посредством совершения оскорбительных действий. Для квалификации деяния подозреваемого по данной статье, должны быть соблюдены одновременно 3 условия:

  • публичность оскорбления;
  • потерпевший – представитель власти;
  • мотивы деяний преступника связаны с исполнением должностных обязанностей потерпевшего (вне зависимости от момента совершения, когда он непосредственно их исполнял или находился на отдыхе).

Субъектом в данном составе является вменяемое лицо, от 16 лет и старше.

Объект преступления – нормальная работа органов власти. Опасность данного состава для общества заключается в подрыве авторитета действующей власти, посягательстве на честь и достоинство конкретных должностных лиц, нарушении порядка работы государственного органа и т.д.

Законодатель в ст. 318 УК РФ уточняет, что потерпевшим в данном составе является представитель власти, к которым могут быть отнесены следующие должностные лица:

  • правоохранительных (например, полиция, прокуратура) или контрольных органов (например, Счетная Палата);
  • иные должностные лица, которые имеют возможность осуществлять распорядительные полномочия в отношении граждан и организаций, не находящихся в их подчинении (например, речь идет о законодательных органах, а конкретнее, о членах Совета Федерации).

Объективная сторона преступления заключается в публичном оскорблении должностного лица, совершенное в момент исполнения им своих полномочий.

Чтобы действия виновного лица были квалифицированы как публичные, они должны отвечать следующим признакам:

  • быть совершены в присутствии хотя бы одного свидетеля, не имеющего отношения к оскорбляемому;
  • результат виновных действий должен быть доведен до сведения публики.

Например, речь может идти об оскорбительном видеоролике, выложенным в сеть Интернет. При этом неважно, как именно было осуществлено оскорбление: устно, письменно, жестами.

Оскорбление представляет собой действия, направленные на унижение чести и достоинства личности, которое должно быть выражено в неприличной форме.

Состав преступления является формальным; деяние считается оконченным с момента, когда были совершены оскорбительные действия.

Субъективная сторона – прямой умысел. Уголовная ответственность по статье наступает вне зависимости от мотивов подозреваемого, так как он осознает, что оскорбление представителя власти наносит вред.

Имеет место быть причинно-следственная связь между нанесенным оскорблением и исполнением потерпевших своих должностных обязанностей (например, месть за отказ в оформлении документов).

Оскорбление обязательно должно выражаться в неприличной, нецензурной форме; то есть действия или слова нарушают общепринятые нормы морали в обществе.

Оскорбление представителя власти – состав преступления, мера ответственности

Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти

Санкция статьи 319 УК РФ альтернативная, что позволяет суду индивидуализировать наказание за оскорбление в зависимости от степени вины и обстоятельств совершенного деяния.

Рассмотрим каждый вид ответственности подробно:

  1. Штраф от 40 до 60 тыс. руб. либо в размере дохода осужденного за 3 месяца. Несмотря на то, что законодатель вывел данный состав в отдельную статью, он признает, указывая относительно небольшой размер штрафа, невысокую общественную опасность совершенного деяния.
  2. Обязательные работы – не более 360 часов.
  3. Исправительные работы – не более 1 года.

Статья 319 УК РФ не предусматривает дополнительной ответственности при рецидиве. Законодатель предпочел установить верхние границы размеров наказания для того, чтобы у суда был выбор.

Особенности доказывания

Несмотря на то, что законодатель довольно четко формулирует признаки состава преступления по ст. 319 УК РФ, доказательственная база должна быть построена на объективных данных.

Главными особенностями преступления является его латентный характер и пересечение ряда квалифицирующих признаков с иными составами, предусмотренными УК РФ.

Поэтому для следствия важны следующие моменты:

  1. Наличие/отсутствие физического воздействия на представителя власти.
  2. Временные рамки совершения преступления (оскорбление представителя власти при исполнении возложенных на него обязанностей или в период его отсутствия на службе, но при обязательном занятии должности).
  3. Публичность действий. На это прямо указал Верховный суд РФ в своем определении от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103. По материалам уголовного дела Х. оскорбил сотрудника полиции при исполнении им своих полномочий в вытрезвителе в присутствии санитарки. Суд не усмотрел элемента публичности и потому квалифицировать действия Х. по ст. 319УК РФ отказался.
  4. Мотивы подозреваемого. Если речь идет о хулиганских мотивах, то квалификация производится либо по ст. 20.1 КоАП РФ, либо по ст. 213 УК РФ.
  5. Последствия совершенного оскорбления. Они должны заключаться в унижении чести и достоинства представителя власти.

Таким образом, оскорбление представителя власти должно носить публичный характер и связано с осуществляемой им деятельностью.

Несмотря на отсутствие в санкции такого наказания как лишение или ограничение свободы, относительно небольшие суммы штрафа, законодатель не декриминализует данное деяние, потому как защита интересов государственной власти, авторитета должностных лиц на сегодняшний день, является одной из приоритетных задач.

Источник: https://tvoj-yurist.ru/oskorblenie-predstavitelya-vlasti/

Оскорбление представителя власти: проблемы уголовной ответственности

Норма об оскорблении представителя власти насчитывает многовековую историю.

Законодатель четко выделял в качестве одного из приоритетных направлений уголовно-правовой политики защиту представителей власти от посягательств на них посредством оскорбления при выполнении обязанностей, возложенных государством.

Впервые как самостоятельное явление, понимаемое преступлением, оскорбление представителя власти упоминается в источниках российского права IX—XII вв. И с этого времени данная уголовно-правовая норма включалась во все значительные источники кодифицированного уголовного законодательства без исключения.

Обеспечивая уголовно-правовую охрану представителя власти, государство как никогда приближается к цели защиты и самой личности, поскольку никакая личность не в состоянии чувствовать себя защищенной в том государстве, которое не способно защитить ни себя, ни своих представителей. Социальные процессы не ведут к улучшению положения (укреплению позиции) представителя власти.

Сравним советский период и настоящее время. В период правления коммунистической партии в Союзе Советских Социалистических Республик был создан положительный образ представителя власти, в том числе милиционера (ныне сотрудника полиции), как борца за справедливость, защитника оскорбленных и униженных.

В то время любая попытка оскорбления представителя власти осуждалась обществом.

Теперь же надеяться на негативную реакцию общества на оскорбление представителя власти и в его лице полицейского не приходится, потому что даже судебными и правоохранительными органами данный вопиющий поступок воспринимается как «производственная издержка».

Изучение судебно-следственной практики по применению уголовно-правовой нормы об ответственности за оскорбление представителя власти показало, что, несмотря на кажущуюся, на первый взгляд, «простоту» состава, предусмотренного ст.319 УК РФ, данный состав сложен в правоприменении, прежде всего, из-за оценочных признаков его объективной стороны.

Однако, тяжкое бремя ответственности за это возлагается не только на правоприменителя, но и на законодателя, потому что в норме права не определены четкие границы порядка привлечения к ответственности, к которым относятся признаки состава преступления.

Само понятие оскорбления впервые было закреплено в ст. 131 УК РСФСР 1960 г., по которой оскорблением признавалось умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. По данному пути пошел и законодатель в УК РФ 1996 г.: при толковании признака «оскорбление» учитывали положения ныне декриминализированной уголовно-правовой нормы, устанавливавшей ответственность за общеуголовное оскорбление (ст.130 УК РФ), в которой давалось определение понятия оскорбления как «унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме».

Одной из проблем, возникающих при квалификации оскорбления представителя власти, является определение оскорбительности слова, основанное на информации, содержащейся в филологических словарях, которые не приспособлены для выполнения правовых функций и не могут являться основанием для принятия следственных и судебных решений.

Читайте также:  Ответственность родителей за ненадлежащее воспитание детей: за нарушение каких обязанностей могут наказать?

Совершенно очевидно, что решить данную проблему путем формирования полного списка слов, относящихся к оскорбительной лексике, невозможно, поскольку большинство слов русского языка, по существу, могут стать оскорбительным в зависимости от ситуации и обстоятельств, при которых они употребляются.

Одни и те же слова могут в различных контекстах приобретать различную смысловую нагрузку.

Например, слова «сука», «урод», «козел» могут быть в одних случаях совершенно невинными, дозволенными в литературном языке, а в других ситуациях, тем более, если они направлены на представителя власти во время выполнения им своих должностных обязанностей, указанные выражения уже воспринимаются как оскорбительные.

При определении оскорбительности правоприменитель должен оценивать всю ситуацию целиком, учитывать контекст, в котором используются слова, а также принимать во внимание пояснения, данные самим потерпевшим и окружающими.

Рассмотрим употребление языковой единицы «мент», относящейся к жаргонам, но прочно вошедшей в современную жизнь, чему способствовала популяризация данного выражения через телевидение, которая придала ему статус легального и мало оскорбительного и несколько сгладила отрицательный подтекст.

В исследованной судебной практике встретился аргумент виновного лица, который вину в оскорблении представителя власти не признал на том основании, что слово «мент» — не оскорбление, поскольку «всеми употребляется».

Однако уже сложившаяся и устоявшаяся судебная практика идет по пути того, что при обусловленных обстоятельствах использование такой формулировки в отношении сотрудника полиции как самостоятельно, так и с добавлением любого эпитета, например, «поганый…», образует объективную сторону оскорбления представителя власти, и суд признает лицо, его произнесшее, виновным.

Давая юридическую оценку совершенному в отношении представителя власти оскорблению словом, суд в большинстве случаев, вслед за выработанной следственными органами практикой, не приводит конкретных примеров слов и выражений, которыми оно было нанесено.

Он использует такие неконкретные формулировки, как «фразы непристойного содержания», «грубая неприличная форма», «нецензурная брань», «неприличная форма в виде нецензурной брани», «высказывания в неприличной форме», «непристойные выражения» и т.п.

Конкретные формулировки, с цитированием прямой речи и указанием использованных слов и выражений, иногда могут допускаться следственными органами при производстве допросов свидетелей, потерпевших, иногда — обвиняемых по уголовному делу, но не в обвинительных заключениях, и тем более, в обвинительных приговорах судов.

Еще одним конструктивным и не менее спорным признаком объективной стороны ст. 319 УК РФ является его публичность, понятие которой можно разделить на три группы:

  • оскорбительные деяния совершаются в общественных местах, через средства массовой информации, когда оскорбляющие сведения доводятся до сведения многих лиц;
  • оскорбительные деяния совершаются в присутствии хотя бы еще одного лица, кроме потерпевшего;
  • оскорбительные деяния совершаются в присутствии хотя бы одного постороннего лица, не относящегося к органу, представителем которого является потерпевший.

Некоторыми авторами высказываются вполне определенные мысли по поводу присутствия при оскорблении коллеги потерпевшего: «Оскорбление представителя власти один на один либо в присутствии других представителей власти не посягает на авторитет представителя власти».

Такое мнение представляется совершенно неприемлемым, поскольку любое оскорбительное действие в отношении представителя власти способно нанести вред не только его чести и достоинству, но и повлиять на отрицательную оценку окружающих, в том числе коллег, его профессионального достоинства. В судебной практике этот вопрос решается неоднозначно.

По этой причине судами различных уровней и субъектов Российской Федерации выносятся диаметрально противоположные решения.

Так, мировой судья г. Альметьевска Республики Татарстан признал Г. виновным в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей. Из обстоятельств дела усматривается, что Г., находясь в состоянии алкогольного опьянения в дежурной части медицинского вытрезвителя, оскорбил сотрудника милиции Х. нецензурной бранью в присутствии М. (санитарки медвытрезвителя) и Т. (фельдшера того же вытрезвителя).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации все принятые по данному делу судебные решения отменила, а дело прекратила, указав, что по смыслу закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц. Оскорбление Х. лишь в присутствии М. и Т. не образует состав преступления, предусмотренный ст. 319 УК РФ.

Вместе с тем, анализ судебной практики показал, что большинство судей при принятии решений руководствуются позицией, что публичность подразумевает наличие при совершении данного преступления двух или более лиц, не являющихся представителями власти.

По нашему глубокому убеждению, публичностью следует признавать присутствие при совершении оскорбления представителя власти любого человека, в отношении которого не совершается посягательство, предусмотренное ст. 319 УК РФ, и в отношении которого виновное лицо не имеет умысла на оскорбление одновременно с потерпевшим.

Для устранения этих проблем требуется официальное разъяснение на уровне Верховного Суда Российской Федерации такого признака, как публичность оскорбления, вызывающего определенные сложности при применении норм УК РФ.

С развитием компьютерной, копировальной, полиграфической и иных видов техники возникли новые формы оскорбления. Представившаяся возможность общения людей между собой в виртуальной реальности привела к появлению других приемов оскорбления представителя власти, таких, как размещение непристойной информации на электронных сайтах, рассылка электронной почты и т.п.

Современные технологии позволяют лицам, в чьих действиях содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, незаконно создавать собственный сайт через прокси-сервер и размещать на нем информацию оскорбительного содержания, регистрируясь при этом в сети под вымышленным именем, т.е. фактически анонимно.

Отследить такого человека и привлечь его к уголовной ответственности чрезвычайно сложно, поскольку он, в целях избежания уголовной ответственности, может применять любые схемы действий, возможные в сети: ссылки на других лиц (пользователей), чужие IP-адреса, использование ресурсов прокси серверов, находящихся в другой стране и т.п. Важно отметить при этом, что размещение оскорбления возможно с любого компьютера, имеющего выход в Интернет. В России такие оскорбления представителей власти совершаются редко, однако уже существуют прецеденты оскорбления первого лица государства, что, несомненно, указывает на их значительную общественную опасность.

Что касается проблемных вопросов, возникающих при квалификации оскорбления представителя власти действием, то здесь необходимо указать, что оскорбление действием предполагает такое поведение виновного, когда на представителя власти оказывается воздействие, цель которого заключается в его унижении. Как правило, в реальности оскорбление действием может быть представлено как насилие, не опасное для жизни и здоровья.

Однако в подобном случае речь следует вести о внутреннем содержании преступного поведения, заключающемся в унижении представителя власти, а не в причинении ему боли и физических страданий. Суды квалифицируют такие действия в зависимости от последствий по ч. 1 или ч. 2 ст. 318 УК РФ, а вменение оскорбления представителя власти, совершенное одновременно с ними, считают излишним, на чем настаивает и Верховный Суд Российской Федерации.

То же касается и квалификации деяний лица, содержащих состав угрозы убийством или причинения тяжкого вреда здоровью и оскорбления представителя власти. Однако, по нашему мнению, содеянное правильно было бы квалифицировать по совокупности со ст. 119 УК РФ, как и в примере с Ш., который совершил оскорбление сотрудника милиции К. грубой нецензурной бранью, а также угрожал ему на расстоянии не более 1,5 метров ножом, высказывая слова угрозы убийством и причинения тяжкого вреда здоровью, после чего натравил агрессивно настроенную собаку породы «ротвейлер» на присутствовавших при этом сотрудников милиции А., П., Т., Е., С., а также самого К. Совершенное деяние судом было квалифицировано по ст. 119, ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ.

Основным методом уголовно-правовой охраны управленческой деятельности представителей власти выступает применение к виновному уголовного наказания. Соответствие наказания совершенному преступлению обеспечивает законность и отвечает веками выработанному в обществе чувству справедливости, что необходимо для эффективности воспитательной стороны наказания.

Анализируя судебную практику, можно прийти к выводу, что наиболее актуальным и спорным является вопрос о том, насколько оправданы и обоснованы те виды наказаний, которые закреплены в санкции ст. 319 УК РФ, и насколько они отвечают реалиям современного этапа развития российского общества.

При сравнении санкций ст. 297 и ст. 319 УК РФ очевидна иерархия общественных отношений, которые закон охраняет от одних и тех же посягательств: максимально возможные санкции среди них предусмотрены за неуважение к суду.

Относительно санкций указанных преступлений верно и справедливо отметил В.А. Уткин, что «судя по максимуму имущественных санкций, «стоимость» чести и достоинства «представителя власти», не принадлежащего к судебной системе, оценивается не выше чести и достоинства иных граждан».

Из этого следует вывод, что законодатель, устанавливая уголовную ответственность за оскорбление различных лиц, расставил приоритеты следующим образом по степени их значимости: сначала интересы правосудия и лиц, его представляющих, и только потом интересы представителя власти, что представляется необоснованным.

Оскорбление представителя власти относится к преступлениям небольшой тяжести, — это прямо вытекает из положения, закрепленного в ч. 2 ст. 15 УК РФ.

Высказываемые в последнее время предложения о включении его в число уголовных проступков только на основании того, что законодатель отнес его к категории небольшой тяжести, несколько преждевременно, поскольку общественная опасность данного деяния очевидна.

Возможно и есть необходимость реализации подобного решения, однако прежде законодателем должны быть определены более четкие критерии, на основании которых произойдет выборка проступков из числа представленных в УК РФ преступлений, не имеющих определенной общественной опасности, нежели положенные в качестве основ категоризации преступлений положения ст. 15 УК РФ.

Таким образом, обеспечение целостности и сохранности государства, охрана правопорядка, обеспечение общественной безопасности, контролирующей деятельности, основанных на непосредственном соблюдении законов, является естественной потребностью общества. Отсутствие соответствующей охраны лиц, призванных защищать интересы других, без сомнения, непозволительно.

На наш взгляд, представитель власти не может исполнять свои обязанности, будучи ущемленным в своих правах, не чувствуя гарантии собственной безопасности.

Предоставление уголовно-правовых средств охраны лицам, осуществляющим управленческую деятельность, — закономерное, исторически обусловленное явление и свидетельствует о заинтересованности общества в обеспечении гарантий защиты лиц, находящихся на государственной службе.

Источник: https://plankonspekt.ru/vs/ogp-vs/oskorblenie-predstavitelya-vlasti-problemy-ugolovnoy-otvetstvennosti.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector