Одиночная камера в тюрьме – за что сажают и как выглядит

Все примерно представляют по фильмам и сериалам, как выглядят тюрьмы в России. Для сравнения мы посетим одну из тюрем Европы. Эта тюрьма больше напоминает загородный клуб или базу отдыха, но только не исправительное учреждение.

Аккуратные газончики, клумбы, спортивные площадки и здания, спроектированные известными архитекторами, — все это голландская тюрьма.Здесь есть все необходимое, для полноценной жизни.

Сегодня в голландской тюрьме Penitentiary Maashegge содержится 167 человек, но через 2 года она закроется.

В 2009 году правительство объявило о закрытии 8 тюрем и сокращением 1 200 работников, в связи с уменьшением уровня преступности в стране.

Одиночная камера в тюрьме

Чтобы хоть как-то спасти свои прекрасные тюрьмы, голландское правительство приглашает в них иностранных бандитов. Так, в прошлом году приняли 500 бельгийских злодеев.

Это действующая тюрьма общего режима. Сейчас здесь содержится 167 заключенных, и работает 140 человек персонала. На входе полный досмотр, все средства связи забирают. Снимать осужденных строго запрещено, поэтому на фотографиях вы их не видите.
Одиночная камера в тюрьме – за что сажают, как выглядит, фото

Именно тогда, в 1595 году бы­ла построена тюрьма «Цухтхауз», в которой заключенных впервые стали занимать рабо­той. Уже с тех пор в стране стал действовать принцип «Хоорт», который можно перевести как «гуманный взгляд на наказание». Полу­чил он название по имени реформатора тю­рем Яна ван де Хоорта.

Одиночная камера в тюрьме – за что сажают, как выглядит, фото

Только высокие заборы с колючей проволокой выдают назначение этого места:

Одиночная камера в тюрьме – за что сажают, как выглядит, фото

Территория поделена на зоны. Проход между зонами через такие шлюзы:

Одиночная камера в тюрьме – за что сажают, как выглядит, фото

Двери открывает оператор дистанционно, поэтому стащить у охранника ключи и сбежать не получится.

Одиночная камера в тюрьме – за что сажают, как выглядит, фото
Одиночная камера в тюрьме – за что сажают, как выглядит, фото

Экскурсию проводит директор тюрьмы, он просит оператора открыть нам ворота в один из блоков:

Одиночная камера в тюрьме – за что сажают, как выглядит, фото

По прибытии в тюрьму всех заключенных отправляют в душ. Дальше на специальном компьютере подтверждают его личность — сверяют отпечатки пальцев, сканируют сетчатку глаза. Раньше были случаи, когда отсиживать срок в тюрьму привозили не преступника, а похожего человека, который получал большие деньги за эту «услугу».

Одиночная камера в тюрьме – за что сажают, как выглядит, фото

Чем ближе к концу срока — тем мягче режим содержания. Под конец заключенные могут на выходные уезжать домой. Можно свободно гулять по территории, в некоторых корпусах даже нет забора. Все сделано для того, чтобы после отбывания срока заключенный мог нормально влиться в привычную жизнь, а не быть изгоем.

Все чисто и весело. На всех дверях электронные замки с центральным управлением.

Свидание с родственниками один раз в месяц — 2 часа. Звонки платные, в неделю можно поговорить 10 минут. Также есть библиотека, ей можно воспользоваться один раз в неделю и взять не более 5 книг.

В тюрьме можно работать. Обычно это простой физический труд. Некоторые компании заказывают тюрьме какую-то продукцию, привозят свои станки, на которых заключенные работают.

Работают почти все, без этого с ума можно сойти. Работают по 4 часа в день. Максимальный заработок в тюрьме — 25 евро в неделю. Деньги можно потратить в тюремном магазине на продукты и сигареты.

В каждой комнате есть радио, ТВ-розетка и связь с охраной. За телевизор нужно платить — 6 евро в неделю. В особых случаях могут разрешить даже игровые приставки.

А это камера на двоих. Кровати подвесные, их убрали. В этой камере у туалета уже есть стенки, чтобы не смущать соседа:

За дурное поведение отправляют в карцер. Здесь нет ничего. Кровать днем убирают. Окна тоже нет, это лампы за стеклом. В углу камера наблюдения:

  • Провинившимся выдают специальную форму. Остальные заключенные могут ходить в своей одежде:

Помимо одежды заключенным выдают… мелок! Обратите внимание на дверь. Она покрашена специальной краской, на ней можно рисовать. Возможно рисовать на двери — единственная радость у провинившегося заключенного. Еще в окошко ставят часы, чтобы он знал время.

Раньше здесь была католическая школа-интернат, потом на ее месте построили тюрьму. Делали ее по принципу «Построй красиво, чтобы им жалко было разрушать». Принцип, кстати, не сработал. Деревянные двери сломали в первую неделю. Пришлось в срочном порядке ставить металлические.

В Нидерландах один из самых больших процентов молодежи среди заключенных — 4.7%, выше только на Мальте 6.1%.

Слева видна кухня. Там заключенные могут сами готовить себе еду. Продукты можно купить в тюремном магазине. Сейчас я жалею, что забыл сфотографировать сам магазин. Надзиратели говорят, что приготовление пищи делают заключенных добрее.

Помещения в новых тюрьмах стандарт­ные. Между камерами — отсек, где стоят мусорные баки. В конце коридора кухня: ма­ленькая газовая плита, набор кастрюль и сковородок. Кухня для тех, кого не устраива­ет стандартное меню, хотя оно достаточно сытное и разнообразное.

Завтрак обычно легкий — булочка, тосты, джем, омлет, кофе, чай и соки. Обед из трех блюд, плюс салат и фрукты. Любопытно, но в некоторых тюрь­мах можно заказать некоторые блюда из ре­сторана. Евреи часто заказывают кошерные блюда, например, фаршированную рыбу.

В неко­торых тюрьмах есть общие столовые, но ча­ще всего пищу развозят на тележках по ка­мерам. И опять же, раздатчики сверяются с меню, заказанным заключенным, вывешен­ном на двери. В камерах кроме бытовой тех­ники обитатели имеют право держать пласт­массовую прозрачную посуду.

Это корпус для молодежи — до 23 лет. Заключенные здесь содержатся до суда. Предварительное заключение не более 3-х месяцев, потом обязательно должен быть суд:

А это камеры. Для нормальных зеков существу­ют большие льготы. Например, они име­ют право держать в камере комнатное рас­тение:

Все как в недорогом отеле. Умывальник, туалет, кровать, кнопка вызова охраны, доска для рисования. Решеток на окнах нет, вместо этого бронированные стекла. Тюрьма должна напоминать дом, чтобы человек не обозлился окончательно. Раньше даже двери были деревянные, как дома, но бандиты зачем-то начали выбивать такие двери ногами. Тогда все двери обшили металлом.

Пока мотаешь срок можно подлечиться. К услугам заключенных хорошие врачи, внимательные медсестры и лучшее оборудование.

В 2008 году в рацион заклю­ченных были введены пищевые биодобавки, которые, по мнению специалистов, снижают стрессовые состояния. А вот в тюрьме Роттер­дама пошли еще дальше.

В качестве экспери­мента там, естественно, под контролем меди­ков, через вентиляционную систему стали рас­пылять реагент под названием «апельсиновый аромат».

По словам экспертов, этот запах у людей ассоциируется со здоровьем и свеже­стью и тем самым снижает их агрессивность. В свою очередь, это позволит значительно сэ­кономить на успокаивающих средствах.

Еще одна особенность пенитенциарной си­стемы Нидерландов — плавучие тюрьмы. Появились они потому, что уже в 2007 году стра­на задыхалась от притока нелегальных имми­грантов.

Несмотря на то, что за год было де­портировано 20 тысяч лиц без документов, число их продолжало расти. Вот тогда и было принято решение о создании трех плавучих тю­рем в Роттердаме, Дордехте и Заанреме — все­го на 576 заключенных.

Строительству этих острогов на земле воспротивились местные жители, устроившие демонстрации протеста.

По статистике за 2009—2010 год 94 человека на 100 000 жителей были в тюрьме. в Финляндии самый низкий показатель — там 60 человек на 100 000.

Любопытна позиция служителей Феми­ды. Если судья хочет, чтобы подсудимый отсидел 5 лет, он приговаривает его к се­ми. А за примерное поведение две трети срока просто скостят. Еще один принцип тюремной системы — тот, кто украл коше­лек, не должен сидеть вместе с насильни­ком или убийцей.

Тюрьмы в Нидерландах заполнены на 86% — это один из самых низких в Европе показателей. Самый большой в Болгарии — там заполнены на 155%, потом идет Италия и Кипр.

Когда я уже выходил с территории тюрьмы, к ней подъехал новенький Опель. Из машины вышел хорошо одетый мужчина с чемоданчиком, поцеловал женщину, сидевшую за рулем, и пошел на КПП.

Источник: http://loveopium.ru/evropa/kak-vyglyadit-tyurma-v-gollandii.html

Как выглядят тюремные камеры в разных странах

По данным Института исследований уголовной политики, более 10 миллионов человек на данный момент содержатся в исправительных учреждениях по всему миру. Они либо находятся там до суда, либо уже отбывают наказание.

По сравнению с 2000 годом общее количество женщин, отбывающих срок, увеличилось в среднем на 50%, в то время как количество заключённых мужского пола – лишь на 18%.

Однако общее количество заключённых сильно разнится в зависимости от страны. Например, в США приходится 698 заключённых на каждые 100 тысяч жителей, а в Дании —  всего 61. Есть и другие отличия.

Где-то заключённые имеют доступ к музыкальным инструментам и видео играм, а где-то борются за рулон туалетной бумаги.

Мы уже смотрели на что жалуется Брейвик сидя в тюрьме, давайте посмотрим, какие еще бывают камеры по миру…

Тюрьма в городе Аранхуэс, Испания

В испанской тюрьме города Аранхуэс заключённому разрешается жить вместе с семьёй. Персонажи Диснея на стенах, детская комната и место для игр – там есть всё, чтобы дети как можно дольше не осознавали, что их родитель находится в тюрьме.

Тюрьма Бастой, Хортен, Норвегия

Тюрьма, расположенная на острове Бастой – самая большая тюрьма общего режима в Норвегии. Тюрьма занимает весь остров, но его северная часть с пляжем считается открытой для посещения.

Тюрьма представляет собой небольшую коммуну с 80 домами, дорогами, пляжными зонами, культурным ландшафтом, футбольным полем, пахотными землями и лесом. В этой тюрьме арестанты, в том числе убийцы и насильники, живут в условиях, которые критики называют «мягкими» и «роскошными».

Однако, несмотря на это, у тюрьмы Бастой самый низкий уровень повторных совершений преступлений.

Тюрьма Лузира, Кампала, Уганда

В Лузире на заключённых возлагается больше ответственности, чем в аналогичных тюрьмах Соединённого Королевства или США.

Заключённые отвечают за поддержание порядка в блоке, в котором живут, включая выращивание и сбор еды, её готовку и доставку по тюрьме. Поощряется обучение. Агрессия среди заключённых скорее исключение, чем правило.

Читайте также:  Отличие находки от кражи: в каких случаях может наступить уголовная ответственность

Уровень рецидивизма в этой тюрьме составляет всего 30%, по сравнению с 46% в Великобритании и 76% в США.

Женская тюрьма общего режима Сан-Диего, Картахена, Колумбия

Заключённые этой тюрьмы каждый вечер вдыхают воздух свободы, превращаясь в поваров, официанток и посудомоек в красочном ресторане «Интерно», открытом в одном из внутренних патио.

25 из 180 заключённых были отобраны в рамках программы, направленной на то, чтобы помочь женщинам в конце их срока вернуться в общество.

В этой тюрьме отбывают наказание за такие преступления как кража, незаконный оборот наркотиков и вымогательство.

Тюрьма Халден, Норвегия

Халден — тюрьма строгого режима. Она состоит из трёх отделений и принимает преступников со всего мира. Тюрьма направлена на реабилитацию и представляет собой симуляцию жизни на свободе. В 2010 году учреждение получило награду за дизайн интерьера, однако эту тюрьму также критикуют за излишний либерализм.

Тюрьма Норгерхавен, Венхейзен, Нидерланды

В камерах этой тюрьмы есть кровать и другая мебель, холодильник, телевизор и отдельный санузел. Уровень преступности в Нидерландах настолько низок, что в тюрьмах почти никого нет. Чтобы решить эту «проблему», государство заключило договор с Норвегией. Теперь часть норвежских преступников отбывает наказание в Норгерхавене.

Тюрьма Ономичи, Япония

Пожилые преступники становятся нормой в Японии, поскольку страна продолжает стареть. В тюрьме Ономичи для заключённых предусмотрены перила и мягкая еда, также они могут проводить время за вязаньем и шитьём.

Тюрьма Эддиуэл, Лотиан, Швейцария

Эддиуэл — перевоспитывающая тюрьма. Здесь заключённые могут целенаправленно заняться какой-нибудь деятельностью, например, обучением, беседами с психологом или работой. Общение с природой и семьёй также является здесь неотъемлемой частью реабилитации.

Тюрьма Чёрный дельфин, Соль-Илецк, Россия

В овеянной недоброй славой русской тюрьме Чёрный дельфин на границе с Казахстаном заключённые живут в небольших 50-метровых камерах за тремя стальными дверьми. Арестанты фактически находятся в камере внутри другой камеры под постоянной охраной.

В Чёрном дельфине содержат самых опасных преступников, включая серийных убийц, людоедов и террористов. Охрана тюрьмы утверждает, что единственный способ сбежать оттуда – это умереть.

Если посчитать все преступления, которые совершили узники этой тюрьмы, то получается, что они убили около 3,5 тысяч человек. В среднем это 5 убийств на одного заключённого.

Тюрьма Пенал де Сьюдад Барриос, Сан-Мигель, Сальвадор

Ширина этой клетки всего 3,5 метра, а высота 4,5, но обычно в ней сидит около 30 человек. На самом деле клетки были созданы как камеры для задержания на 72 часа, но многие заключённые сидят в них больше года. Большую часть времени они проводят, распуская свою одежду на нитки, чтобы связать гамаки, в которых они спят друг над другом, как дрова в вязанке.

Тюрьма Шамп-Доллон, Женева, Швейцария

Основная функция женевской тюрьмы, построенной в 1977 году – содержать заключённых до суда. Количество узников постоянно увеличивается, что привело к проблеме переполненности тюрьмы. В 2010 году среди заключённых было представлено 115 национальностей, шведов здесь всего 7,2%.

Следственный изолятор в Лас-Колинас, Санти, Калифорния

Тюрьма была создана как первый следственный изолятор такого типа в США. Здесь экологическая и поведенческая психологии используются для углубления опыта и исправления поведения как заключённых, так и персонала.

Себуский центр заключения и реабилитации, Себу, Филиппины

Этот центр – тюрьма с максимальной охраной, в которой заключённые практикуют танцы как часть ежедневных занятий и реабилитации. Многие представления записаны на видео и выложены в интернет. Благодаря этому у тюрьмы есть свои фанаты, а заключённые – настоящие интернет-звёзды.

Тюрьма Ландсберг, Ландсберг-ам-Лех, Германия

В этой тюрьме Гитлер написал «Mein Kampf», а также были казнены 278 нацистов за преступления во время войны. Сейчас условия здесь значительно лучше. Прогрессивная тюрьма предлагает 36 курсов по обучению различным профессиям: пекарь, электрик, маляр, мясник, плотник, портной, сапожник, мастер по отоплению и вентиляции, каменщик.

Тюрьма Маула, Лилонгве, Малави

Эта тюрьма очень сильно переполнена. В 2015 году в камере на 60 человек содержалось 200. Заключённые здесь вынуждены использовать один туалет на 120 человек и один кран на 900 человек. Из-за маленького бюджета страны кормят арестантов только один раз в день. Одна из немногих отдушин для узников – спорт. Мужчинам разрешено играть в футбол, женщинам – в баскетбол.

Тюрьма Скин, Осло, Норвегия

В Норвегии тюрьмы призваны максимально имитировать жизнь на свободе, чтобы подготовить заключённых к жизни в обществе после освобождения. В этой тюрьме у заключённых есть отдельные ванные комнаты, телевизор, видео игры, а также они могут ходить в спортзал и гулять во дворе.

Тюрьма в Абашири, Япония

В этой тюрьме охрана ежедневно проверяет комнаты заключённых. Отбывают здесь наказание преступники со сроками до 8 лет. Жизнь в тюрьме очень суровая, однако нет никаких сведений о насилии, наркотиках или убийствах в ней.

Исправительная колония Отаго, Мельбурн, Новая Зеландия

Эту тюрьму называют «Милтон Хилтон», здесь заключённые могут расслабляться в шикарных условиях, пока отбывают срок. Камеры в этом учреждении выглядят, скорее, как комнаты подростков, чем как тюрьма. Здесь есть система медицинского обслуживания и библиотека, чтобы люди чувствовали себя членами общества.

Гражданская тюрьма на Гаити, Аркаие, Гаити

Гаитянская гражданская тюрьма в прибрежном городе Аркаие известна своей переполненностью. В 2016 году во время беспорядков оттуда сбежали 174 заключённых, много охранников было ранено и один убит.

Тюрьма Эвин, Тегеран, Иран

Тюрьма сильно переполнена, условия здесь антисанитарные, а жарким иранским летом температура может достигать +45°С.

Здесь нет никакого кондиционирования, и воздух в камерах пахнет потом и человеческими экскрементами. Качество воды очень плохое, а порции условно съедобной пищи очень маленькие.

Медицинского обслуживания практически нет. В дополнение ко всем прочим мучениям у арестантов почти нет контакта с внешним миром.

Исправительная тюрьма особо строгого режима во Флоренции, штат Колорадо, США

Открытая в 1994 году, эта тюрьма предназначалась для изоляции преступников, считающихся слишком опасными для обычной тюрьмы. Здесь их держат в одиночной камере 23 часа в сутки.

В оставшийся час, выделенный для принятия душа, физических упражнений и, по особому разрешению, телефонных звонков, узники передвигаются со строгими ограничениями (в наручниках, в кандалах или в обоих сразу).

Кормят их прямо в камере, и пища не включает продуктов, которыми можно навредить себе или создать антисанитарные условия.

Следственный изолятор под Гаагой, Нидерланды

Тюрьма была основана в 1993 году как часть Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии.

В настоящее время это следственный изолятор Международного уголовного суда, где содержатся обвиняемые в международном геноциде, преступлениях против человечества и военных преступлениях. В каждой камере есть отдельный санузел.

Заключённые могут посещать спортзал с инструктором, а также могут готовить для себя. В каждой камере есть персональный компьютер, где арестанты могут просматривать материалы по своему делу.

Дом предварительного заключения в Буа-д’Арси, Франция

В этой тюрьме содержатся заключённые, ожидающие суда, и осужденные, отбывающие срок до 1 года.

Тюрьма Вологодский пятак, Вологда, Россия

Здесь содержаться самые опасные преступники в России. Кроме психологических пыток 22,5-часовым заключением в двухместной камере, заключённым разрешено лишь два свидания в году. Это всё, на что узник может надеяться, поскольку сбежать из тюрьмы, окружённой ледяными водами Белого озера, невозможно.

Тюрьма Сан-Квентин, Калифорния

Это старейшая тюрьма особо строгого режима в Калифорнии. Мужчины, приговорённые к смерти в этом штате, должны содержаться в Сан-Квентине. Число исполненных смертных приговоров в этой тюрьме за 2015 год составило 708 штук.

Тюрьма в Кесон-Сити, Филиппины

В этой тюрьме в антисанитарных условиях идёт постоянная битва за пространство, воду и пищу. В камере, предназначенной для 20 человек, содержится от 160 до 200. Люди спят по очереди на потрескавшемся цементном полу открытой баскетбольной площадки, на лестничных пролётах, под кроватями и гамаками, сделанными из старых одеял.

Тюрьма Дартмур, Принстаун, Англия

В основном здесь содержаться люди, совершившие преступления, не связанные с насильственными действиями. Также здесь содержаться сексуальные преступники, для которых в тюрьме разработаны специальные программы лечения. Некоторые заключённые участвуют в таких программах добровольно.

Женская тюрьма Эль Буэн Пастор, Богота, Колумбия

Камеры этой тюрьмы рассчитаны на два человека, но содержат сегодня от 10 до 20 женщин. Среди заключённых распространены коррупция и насилие. Несмотря на суровые условия, эта тюрьма пытается перевоспитать своих узниц, проводя ежегодные конкурсы красоты.

Источник: https://masterok.livejournal.com/4630896.html

Жизнь за решеткой. Следствие и СИЗО

Рекламный щит с многозначительным намеком на внешней стороне стены СИЗО г. Ростова-на-Дону

В тюрьму попадают по разному: заслуженным, не вполне заслуженным и совершенно незаслуженным образом.

Но если с первыми все обстоит более или менее ясно, то всем остальным людям, которые в силу откровенной порочности современного государственного устройства нашей страны в любой момент могут оказаться причисленными к разряду вторых и третьих, будет совершенно нелишним — хотя бы в самых общих чертах — взглянуть на то, что представляют собой российские (а так же украинские и белорусские) тюрьмы и зоны и на различные детали жизни их обитателей.

Путь за решетку обычно начинается либо в результате непосредственного задержания (например, милицейским патрулем или бригадой специально выделенных оперативных и иных работников правоохранительных органов), либо вызова по повестке к следователю (МВД, ФСБ, гражданской или Военной Прокуратуры — в зависимости от категории готовящегося уголовного дела) в качестве подозреваемого в совершении преступления или свидетеля его совершения.

После осуществления допроса следователем может быть оформлено мотивированное решение о временном задержании допрашиваемого им лица (до 3-х суток) в целях более детального выяснения картины происшедшего и принятия окончательного решения (по поводу целесообразности заведения уголовного дела или отнесения данного гражданина к категории подозреваемых) или его ареста.В большинстве случаев для временно задержанных лиц это оборачивается попаданием в «обезьянники» отделений ОВД и камеры ИВС (изоляторов временного содержания).

Читайте также:  Уголовная ответственность за убийство - бесплатная консультация

Представителям той части временно задержанных лиц, которых подозревают в совершении опасных государственных и серьезных экономических преступлений, в большинстве случаев удается миновать этой стадии нахождения за решеткой.

В силу важности указанных дел все бумажные документы на их заведение обычно оформляются в течении 4 — 6 часов (прямо по ходу осуществления допросов и не выходя из следовательских кабинетов).

После чего происходит отправка такого временного задержанного лица в ближайший суд (которой прочим категориям арестантов обычно приходится ожидать не менее 2-х суток), где дежурным судьей принимается решение об его аресте. А дальше всех без исключения новоявленных арестантов ожидает только одна дорога — в СИЗО (следственный изолятор) …

Однако СИЗО с точки зрения их архитектурной планировки устроены таким образом, что доставляемые туда арестанты оказываются лишенными возможности хотя бы мельком взглянуть на большую часть их внутреннего устройства. Сразу после прибытия их быстро уводят через боковые двери, системы запутанных переходов и подземных тоннелей (с таким расчетом, чтобы их пространственно дезориентировать и сбить столку), на 2-3 часа закрывают в небольших боксах (крошечных камерах с одной скамейкой и без туалета), а затем, после осуществления тщательного обыска и санобработки, отправляют в карантинную камеру (которая обычно располагается в полуподвальных помещениях корпусов для арестантов).

После 1 — 2-х недель пребывания в карантине сидельцев поднимают на верхние этажи и распределяют (раскидывают) по камерам.

Кто-то может спросить: от чего возникает такая разница и от чего она зависит?Если исключить из внимания те достаточно немногочисленные следственные изоляторы, которые целиком и полностью были построены после 2000-го года и в которых все выглядит достаточно благополучным образом, то вырисовывается следующая картина.

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) в своем стремлении хоть как-то соответствовать европейскому уровню содержания заключенных потихоньку выделяет средства для переделки части корпусов старых СИЗО по всей территории России. Но именно для частичной, а не для полной их переделки.

Почему ФСИН строит свою внутриведомственную политику именно таким образом?Потому что действовать так его руководству удобней и проще.

Видимость начала осуществления грандиозного переустройства своей системы оказывается возможным представить в СМИ как факт целенаправленного осуществления ее гуманизации и поворачивания лицом к заключенным (путем демонстрации своих отдельных результатов проверяющим комиссиям и делегациям международной общественности).

С другой стороны самим фактом наличия столь явных контрастов в содержании подследственных оказывается возможным оказывать на них определенные давления и манипулятивные воздействия.

Ведь ни для кого не секрет, что на более или менее нормальные условия содержания в СИЗО (на протяжении всего времени своего нахождения там) в российских условиях могут рассчитывать лишь подозреваемые в шпионаже, измене, терроризме, обвиняемые в совершении серьезных экономических преступлений и им подобные лица. А почти все остальные категории арестованных если и попадают туда, так только на первоначальных этапах следствия — когда у следователей и оперативников проявляется обостренное желание вытащить из них максимум интересующей информации (через подсадных лиц и в более или менее комфортных — т. е. расслабляющих условиях), после чего опять возвращаются в переполненные общие камеры.

В прочем из такого положения тоже есть выход, но при условии наличия определенных денежных средств и проявлении готовности поделиться ими. Проще говоря торговля местами в маломестных и достаточно комфортно устроенных камерах является частью нелегального тюремного бизнеса, в котором задействована немалая часть сотрудников ФСИН.

Как раз ниже представлена таблица расценок на оказание разного рода нелегальных услуг в тюремной системе соседней и во многом родственной нам Украины. Для России, где дела обстоят примерно таким же образом, она тоже вполне сгодится для использования в качестве наглядного примера.

После завершения следствия и предъявления обвинения завершающим этапом в уголовном деле является суд. К помещениям суда подсудимых обычно тоже доставляют в автозаках.

После завершения судебных разбирательств арестованные в 99,9 % случаев переходят в разряд осужденных, отправляются обратно в СИЗО и продолжают пребывать там до момента вступления приговора в законную силу. А дальше опять автозаки, а затем этапы на зону.

Источник: https://tipolog.livejournal.com/13366.html

Первая камера в СИЗО. Что ожидать и как себя вести?

Человек, которого только что арестовали, часто впадает в ступор, потому что не знает, как себя повести, когда он окажется в камере СИЗО.

Кинематограф и средства массовой информации часто рассказывают страшные истории о том, как новичков встречают в первой камере: о насилии (в том числе и сексуальном), о пытках и вымогательствах в «пресс-хатах», об особых правилах жизни в неволе, нарушив которые человек подвергается жестким наказаниям «по понятиям».

Некоторая часть этой информации правдива, но общий негативный информационный фон явно преувеличен. Что на самом деле ждет новичков в СИЗО и как себя вести в первой же камере, в которую вы попадете?

После пребывания в карантине, где вместе сидят только новички – «первоходы», как их называют на тюремном жаргоне, арестантов обычно распределяют по камерам.

Вы, скорее всего, окажетесь в обычной, «общей» камере СИЗО, где содержатся другие арестанты, причем кто-то из них находится в заключении многие месяцы или даже годы, и уже адаптировался к тюремной жизни, кто-то впитал в себя тюремные «понятия» (неписаный свод правил жизни в неволе), а кто-то прибыл на несколько дней раньше вас.

Вы вряд-ли окажетесь в одной камере с матерыми рецидивистами, потому что это запрещено: раздельное содержание заключенных в зависимости от категории преступления (тяжкие и не тяжкие) и наличия тюремного опыта (впервые осужден или повторно) прямо предусмотрено законом “О содержании под стражей”, и Правилами внутреннего распорядка (ПВР) следственных изоляторов.

«Первоходы» должны содержаться отдельно от рецидивистов, лица обвиняемые в насильственных преступлениях отдельно от тех, кто обвиняется в ненасильственных, курящие отдельно от некурящих.

Последнее верно только в теории, поскольку на практике обеспечить раздельное содержание курящих и некурящих почти невозможно и даже если вы не курите, вам скорее всего придется прожить несколько месяцев в сильно накуренном помещении.

Если по какой-то причине вы не попали к таким же, как и вы «первоходам», которые арестованы по схожим с вашими статьям УК, то вы имеете полное право требовать перевести вас в другую камеру, как положено по закону.

Сделать это лучше вне пределов камеры, во время отдельного разговора с сотрудниками СИЗО, либо же через своего адвоката, так как прямая просьба о переводе в другую камеру в криминальной среде воспринимается негативно.

Попав в первую камеру, не следует вести себя неуверенно и показывать свой страх. В то же время не стоит вести себя нагло, самоуверенно и агрессивно. Спокойно заходите и поздоровайтесь со всеми присутствующими.

Спросите, куда можно положить вещи. Узнайте, кто является «смотрящим за камерой» — неформальным лидером коллектива с точки зрения тюремных понятий. Сделать это можно, просто спросив: «Кто смотрит за камерой».

Скорее всего, вам тут же ответят.

Представьтесь, назовите свою статью (в тюрьме это называется «бедой»), расскажите вкратце о себе, но не углубляйтесь в детали. Старайтесь поменьше говорить и побольше слушать – это базовое и неизменное правило для безопасной жизни в СИЗО.

Расспросите своих сокамерников о правилах общежития, сложившихся в этой камере, о том, как тут принято себя вести. Не стесняйтесь, в этом нет ничего плохого. Наоборот, вы покажете себя как здравый, разумный человек.

Старайтесь не вступать сразу в конфликты и присмотритесь получше к своему коллективу – в дальнейшем вам это поможет, ведь вам скорее всего предстоит провести с ними в одном помещении довольно много времени.

Скорее всего, в СИЗО вновь прибывшего встретят хорошо, поскольку люди чувствуют солидарность с такими же как они заключенными. Все сокамерники когда-то сами заходили сюда в первый раз, а потому в большинстве случаев стараются морально поддержать новичка. Ведите себя спокойно и с достоинством — это всегда вызывает уважение и позволяет избежать многих неприятностей.

Источник: https://vturme.info/sizo-pervaja-kamera-chego-ozhidat-i-kak-sebja-vesti/

От сумы да тюрьмы: как себя вести впервые в камере

Инструкция по выживанию от бывшего заключенного и депутата Сергея Еретнова. Часть 3-я

Пройдя «школу жизни» в трех закамских СИЗО и нижнекамской колонии, журналист Сергей Еретнов решил поделиться навыками с читателями «БИЗНЕС Online».

Если в первых двух блогах этой серии автор рассказал, чего ждать и как вести себя на этапе задержания и первого допроса, то сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме.

Сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме

КАМЕРА. КАК НЕ СТАТЬ НЕПРИКАСАЕМЫМ

Задержанные на 48 часов попадают в изолятор временного содержания (ИВС), арестованные по решению суда — в следственный изолятор. Общие принципы поведения в этих учреждениях одни и те же, они же распространяются и на колонию для осужденных.

Главное отличие ИВС от последующих этапов заключается в том, что здесь вместе содержатся и дебютанты, и рецидивисты: на следственные мероприятия и на судебные заседания в ИВС свозят арестантов без разбора.

В СИЗО и в колонии «первоходы» с бывалыми зэками не пересекаются.

Как я уже говорил, в камере прежде всего работают вполне обычные правила общежития. Первыми словами задержанного должно быть простое вежливое приветствие — «здравствуйте» или «добрый вечер».

Читайте также:  Угрозы по телефону: что делать, виды угроз и наказание за них

Кто прежде сидел, может сказать, к примеру, «добрый вечер в хату», но разницы нет: мифология об изощренных «понятиях», о системе «правильных» реплик на все случаи жизни часто преувеличена или работает на зонах для повторно осужденных.

Во всей тюремной географии — хоть в ИВС, хоть в лагере — не принято сразу протягивать руку. Сначала нужно как минимум понять, с кем имеешь дело.

Поэтому перед тем, как пройти в камеру, необходимо поинтересоваться: «В какую хату я попал?» Дело в том, что, если следствие намерено жестко на вас надавить, оно может устроить в камеру к людям нетрадиционной сексуальной ориентации или к представителям низшей тюремной касты «опущенных».

И те и другие относятся к неприкасаемым, но, вопреки расхожему мнению, гомосексуалисты и «опущенные» — это не одно и то же. «Опустить» или «закатать в шерсть» могут за проступки, это не меняет ориентацию человека.

При этом образ, сформированный поп-культурой, характеризует «опущенного» как человека, обязанного тюремным обществом к услугам интимного характера.

Тут одно понятие вытекает из другого, и оба абсолютно не верны: никакое насилие на зоне недопустимо, никто не может потребовать никаких услуг — только, так сказать, уговорить. К вопросу рукоприкладства мы еще вернемся, как и к определению тюремных «мастей», а пока нужно понять главное: с представителями касты неприкасаемых нельзя оставаться в одной камере, иначе в будущем, в СИЗО и лагере, заключенный останется с ними жить.

Итак, если задержанный попал в «неправильную» камеру, оставаться в ней нельзя. О том, что здесь сидят «опущенные», они обязаны сказать сами. Прояснив вопрос, необходимо немедленно развернуться и стучать в дверь, вызывая надзирателя: «Я отказываюсь сидеть в этой камере».

Требование о переводе должны исполнить — в Татарстане в этом смысле издеваться не принято, УФСИН не переходит границы. Я уже говорил, что наш УФСИН относительно гуманный.

Есть зоны, известные своей жестокостью, — это Кировская область, Омск, где человека могут закинуть в камеру и избивать или заставляют маршировать часами. Татарстанским зэкам в этом смысле повезло.

Даже если следствие хочет надавить на задержанного через посадку к «опущенным», персоналу УФСИН эти интересы по большому счету параллельны, тут действует юрисдикция минюста. Кроме того, сегодня в каждой татарстанской камере установлено видеонаблюдение с трансляцией напрямую в Казань.

Есть негласное правило: нельзя доводить заключенного до самоубийства, а если его оставят с «опущенными», он ведь может и «вскрыться». Или начнет биться головой об дверь, а видеокамера будет это снимать. Лучше крайние меры на этом этапе, чем месяцы или годы с «опущенными» в случае реального срока.

ЗА ОБРАЗ ЖИЗНИ СПРОСА НЕТ

В СИЗО администрация, как правило, спрашивает новичка, в какую камеру он хочет сам. С «опущенными» в данном случае понятно — они не могут скрывать свой статус, не могут зайти к «черным» или к «мужикам», а то будет совсем плохо. Все остальные должны определиться, для этого надо знать, какие масти есть.

К вопросу о неприкасаемых добавлю только, что с ними нельзя здороваться за руку, сидеть за одним столом, пользоваться их посудой, никакого тактильного контакта. Этот запрет, к примеру, обязывает их всегда уступать дорогу и при необходимости предупреждать незнакомого заключенного о своем статусе.

Эта каста выполняет всю грязную работу в СИЗО и на зоне: они чистят общие туалеты, моют полы в коридоре. В лагере они подметают плац — это одно из самых позорных занятий, как и чистка снега между двумя рядами заборов, на пути охранников, делающих обход.

Позор в том, что они тебя охраняют, а ты им дорогу для этого расчищаешь.

Кто-то должен выполнять всю эту работу, зазорную для мужиков, потому что ее не делает УФСИН — нет возможности. Поэтому УФСИН заинтересовано в том, чтобы заключенных «в шерсти» было больше. Администрация не влияет на рост их числа, но системе они выгодны. Это бесплатная работа, максимум за сигареты и какие-то индивидуальные послабления.

Ступенью выше стоят «красные» — заключенные, работающие в административных должностях, зачастую таких, на которых должны работать офицеры. Например, «красные» могут работать в финансовом отделе штаба. В штабе нижнекамского лагеря, к примеру, работали около 30 человек. Это тоже показатель нехватки тюремного персонала.

К «красным» на зоне относятся нормально, как и к обычным «мужикам», работающим на промплощадке или нигде не работающим. Ограничения для «красных» чисто символические — например, заходя в комнату «черной масти» (раньше их называли блатными), «красный» должен постучаться.

«Мужик» не должен, «черный» тем более любую дверь открывает без стука.

«Мужики», как уже, наверное, стало понятно, формируют основную массу заключенных. Они могут работать, исключая сотрудничество с администрацией.

«Черный» работать не может и должен жить по понятиям — вот, собственно, и все. Есть, конечно, и другие мелкие права и обязанности, несущественные, — например, «черным» нельзя ходить на концерты, потому что их организовывает администрация. Я сам как-то организовал концерт, пригласил из Челнов группу «Веретено». Всем понравилось, но «черные» не пошли по привычке.

«Черные» и «мужики» не могут по одиночке ходить в штаб, даже если вызывают. Нужно отказываться или требовать, чтобы с тобой шел свидетель. При желании администрация может наказать за отказ, посадить в карцер, но еще раз подчеркиваю — УФСИН правила знает и заинтересовано в спокойствии.

Один раз принудят к чему-то, другой, а на третий зэки могут устроить бунт — начнут все жечь или «вскрываться». На любой нормальной зоне всегда есть люди, готовые рискнуть жизнью ради общих интересов.

Кстати, по лагерю вообще не принято шататься в одиночку, даже на виду, хотя в принципе не запрещено.

Как я уже говорил, в СИЗО «мужики» и «черные» сидят вместе, а в лагере новичок сам должен определиться, с кем сидеть. Независимо от того, кем он был на воле, он может подселиться и к «черным», но это право нужно подтвердить образом жизни.

Я бы советовал «первоходу», если он не бандит, признавать себя «мужиком» — это самая подходящая среда для человека с улицы. Но в любом случае главное, что нужно знать о мастях, — это опять же принцип, четко действующий в местах заключения: за образ жизни спроса нет.

Хоть «черный», хоть «опущенный» — без причины никто никому предъявить не может, спрашивают только за поведение.

НЕ НАВРЕДИ ДРУГИМ СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ

Возвращаясь к вопросу рукоприкладства, отмечу, что, несмотря на традиционные представления обывателя о тюрьме, мордобой на зоне строжайше запрещен, в том числе и по отношению к «опущенному».

Право на насилие имеет лишь «смотрящий», причем только в рамках суда и наказания за проступок, — это обычно один человек на зоне. Если вы кого-то избили, основания для этого придется выкладывать очень серьезные.

Все споры в лагере решаются на словах, а кто не умеет этого сделать, может вынести суд на общество, обратиться к смотрящему по зоне или по камере (в СИЗО).

Запрет на физическое насилие появился в 1990-е годы, когда в тюрьму стали заезжать накачанные спортсмены из группировок. Они стали мощной силой, начали подминать под себя зону… А как жить, если все решает сила? В таких условиях жизни нет ни для кого. Большим плюсом стал и закон о разделении заключенных на первоходов и зэков с повторными сроками.

Получилось как в армии. Когда Сердюков освободил солдат от грязной работы, наняв специалистов на аутсорсинг, дедовщина кончилась сама собой. Весь ее смысл был в том, что старшие не хотели работать на кухне или мыть полы, заставляли младших делать это.

Когда солдат вместо подметания стали обучать меткой стрельбе и боевой подготовке, вопрос дедовщины был закрыт.

За любые оскорбления тоже придется отвечать перед обществом. На зонах для первоходов нет жестких понятий о запретных словах.

К примеру, если среди рецидивистов любые производные от слова «обида» могут трактоваться как намек на статус зэка («обиженный» — тот же «опущенный»), то при первом сроке к словам без персональной причины не цепляются, все зависит от контекста.

В столь тесном обществе ценится прежде всего вежливость, в соответствии с правилом «не навреди другим своим поведением».

В СИЗО от сокамерников, как правило, можно не ожидать подвохов и провокаций — все сосуществуют достаточно мирно. Даже если новичок попадает к «черным», в первый раз все настроены ему помочь. Объяснят правила поведения, даже, быть может, выразят моральную поддержку.

Могут и спасти, как было с меценатом Николаем Мясниковым (епархия пыталась силой отжать у него построенный им храм и организовала ему уголовное дело). Когда за ним, пожилым человеком, пришли в камеру в час ночи и попытались вывести на допрос, что абсолютно незаконно, камера его не отдала — заключенные встали стеной и не пропустили сотрудников внутрь.

Есть рабочее время, когда следователь может тебя допрашивать, когда может приехать адвокат. Ночью-то адвоката никто в СИЗО не пустит. Да и сами надзиратели не имеют права заходить в камеру ночью. Для обыска нужен повод, для зрительного контроля есть глазок.

Если в камере происходит что-то непотребное или преступное — например мордобой или разговор по телефону — тогда другое дело, но обстоятельства, как мы помним, фиксируется на видеокамеру. Работникам УФСИН сейчас намного сложнее нарушить закон.

На этом прервемся, а следующую часть серии о тюрьме я посвящу тюремному быту: правилам общежития, внутренней валюте и цене откровенности в тех или иных темах для разговоров.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/380820

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector