Сексуальные издевательства в женских тюрьмах: порядки в колониях, причины и виды насилия

К сожалению нам приходится жить в такой стране, в которой пытки в отделах внутренних дел и тюрьмах являются фактической нормой жизни.

Вообще-то российские законы запрещают использование подобных мер воздействия на задержанных и арестованных лиц, но из средств массовой информации нам то и дело становится о известно о фактах творения чего-либо подобного руками сотрудников МВД и ФСИН (а еще большее их количество вообще не получают заметной огласки).

По понятным причинам в указанных ведомствах стремятся к отрицанию и замалчиванию фактов использования столь преступной практики их сотрудниками. Во многом именно по этой причине в российских СМИ почти нет информации о характере пыток, которые достаточно широко применяются в российских силовых структурах.

Сексуальные издевательства в женских тюрьмах

В целях восполнения указанного информационного пробела предлагаю всем интересующимся данной темой ознакомиться с методами осуществления пыточной практики в милиции и пенитенциарных учреждений Китая — страны, в которой пытки в отношении инакомыслящих и заключенных во многом считаются вполне допустимыми и официально узаконенными методами воздействия на определенные категории лиц.

Само собой разумеется что китайские милиционеры и надзиратели тюрем исторически отличаются изощренностью и мастерством в пыточном деле и в этом смысле на порядок превосходят в своих российских коллег. Но в принципе в своих общих чертах пытки в условиях российских реалий ни чем не отличаются от того, что давно имеет место в Китае.

Пытка «Летящий самолетик»Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

Истязаемых лиц вынуждают находиться в такой позе на протяжении длительного времени (по 10 и более часов подряд).В случаях неподчинения или попыток частично изменить позу их подвергают избиениям и воздействиям электрошоковых дубинок в целях незамедлительного возвращения в исходное положение.

Пытка «Выкручивание рук за спиной» с использованием наручников

Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

  • Истязаемых таким образом заставляют испытывать очень сильную боль на протяжении достаточно коротких или более длительных промежутков времени.

Пытка «Нитка в ушке иголки»Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

Истязаемый заключается в тяжелые кандалы, которые делают невозможным его перемещение.Затем обе его руки сковываются вокруг бедра ноги очень плотными наручниками — «Манжетами смерти» — и вынуждают находиться в таком положении на протяжении нескольких дней или даже недель.Пытка «Кандалы и наручники»

Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

Смысл этой пытки заключается в сковывании истязаемого по рукам и ногам в неудобной для него позе и оставлении в таком положении на длительное время.

Пытка «Отдых на табуретке»Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

Смысл этой пытки заключается в приковывании истязаемых руками к полу и усаживании их на специальные стульчики с острыми проволочными ребрами по всей своей поверхности, сидение на которых приводит к возникновению порезов и нагноений на ягодицах.

Пытка «Полет ласточки»Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилияИстязаемых держат прикованными в таком положении по нескольку недель подряд — в целях причинения им максимальных неудобств и страданий.Пытка «Висящий безмен»Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

Истязаемого, растянув его в за руки, приковывают к оконной решетке так, чтобы он не доставал ногами до пола.

Пытка «Подвешивание за руки, скованные за спиной»Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

Истязаемых таким образом лиц подвешивают с таким расчетом, чтобы они едва касались пола кончиками пальцев своих ног и попутно — время от времени — охаживают их бока и спины ударами полицейских дубинок.

Пытка «Вис вниз головой»Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

Истязаемых лиц со скованными руками подвешивают за ноги  — прикрепленными к дверным решеткам.

Пытка «Под кроватью»

Истязаемым таким образом лицам сковывают руки за спиной, плотно связывают между собой ноги, притягивают к ним шею, а затем заталкивают под низкую кровать, на которую затем усаживается по нескольку тюремных садистов.

Пытка «Стояние на коленях на бамбуковой палке»Пытка «Скамья тигра»

Во время такой пытки полицейские связывают ноги жертвы и плотно прижимают к скамье с использованием ремней.Затем они начинают подкладывать под его ноги  кирпичи или другие твердые предметы.

Жертва в результате этого начинает терпеть невыносимую боль и часто теряет сознание.

Пытка «Преднамеренное удушение»

Во время такой пытки полицейские одевают на голову жертвы полиэтиленовый пакет, а затем — по ходу того, как он начинает мучиться от удушья — принимаются избивать его дубинками или подвергать воздействиям электрошокеров.

Пытка «Жаркое из ягненка»Пытки «Жестокое избиение»

Жертве, которую подвешивают руками к потолку, принимаются наносить большое количество ударов по ногам и телу с использованием ремней, дубинок и других подручных средств.

Пытка «Мне бы в небо»Пытка «Пробивание кистей рук острыми предметами»Пытка «Волокуша»

Таким пыткам, чаще всего, подвергают нарушителей дорожного движения.

Пытка электрическим токомПытка воздействием палящего солнцаПытка погружением в грязную воду (в летнюю жару)

Истязаемых, тела которых покрыты ранами, погружают в ямы с водой, перемешанной с нечистотами, и держат их там по многу дней.

Пытка воздействием атмосферного холода (в зимний период времени)Пытка обливанием холодной водойПытка «Скармливание насекомым»Пытка «Закапывание в землю»

Истязаемых таким образом в ночное время и слепя глаза фонарями закапывают по грудь в землю, а затем подвергают ударами дубинок и электрошокеров.

Пытка жестким принудительным кормлением

В качестве «пищи» при подобного рода кормлении чаще всего используется рассол, настойки из горького перца, крепкие спиртные напитки, мыльные растворы, моча и тому подобные жидкости.

Пытка принудительным кормлением каломПытка прижиганием тела (горящими зажигалками и тлеющими сигаретами)Пытка втыканием в тело больших количеств острых булавокПытка лишением сна

Истязаемых таким образом лишают сна на протяжении многих дней по 24 часа в сутки (посредством задействования в качестве палачей сменяемых представителей той категории заключенных, которые охотно сотрудничают с администрацией — они принимаются колоть своих жертв острыми иглами при любой их попытке закрыть глаза).

Пытка «Удобное кресло»

Еще одна разновидность пытки, связанной с лишением сна. Вокруг шеи истязаемого лица закрепляется тонкая струна, конец которой находится в руках мучителя. При любой попытке жертвы закрыть глаза милиционер-садист резко дергает за струну, которая начинает прорезать шею и причинять первому нестерпимую боль.

Пытка воздействием электромагнитного излучения

На головы жертв, подвергаемым таким пыткам, одевают некие подобия специальных шлемов, которые воздействуют на головной мозг как на сырую пищу, запекаемую внутри микроволновой печи.

Пытка насильственным введением инъекций наркотических веществ и нейролептиковПытки с применением сексуального насилия

Предполагают использование электрошоковых устройств для прикосновений к гениталиям, а также заталкивание во влагалища или анусы истязаемых жертв различных инородных предметов.

Пытки групповым изнасилованием (осуществлением насильственных половых контактов)Пытка связыванием веревкой вокруг шеста в согнутом положении

Такая пытка предполагает многодневное лишение сна и возможностей для нормального отправления естественных надобностей путем подвергания жертвы бесконечной череде неспешных избиений.

Комбинированная пытка

Подобные пытки (представляющие собой сочетания элементов многих конкретных из них) обычно осуществляются руками групп таких заключенных, которые охотно сотрудничают с администрациями тюрем и готовы беспрекословно исполнять любые их приказы.

Источник: https://tipolog.livejournal.com/22049.html

Насилие в женской тюрьме — условия содержания женщин

Недавно разговаривала со своей подругой, у которой есть соседка, недавно вернувшаяся из женской колонии. Она говорила, как сложно найти работу человеку, который вышел из таких исправительных мест. Моя подруга с ней разговорилась и узнала о том, как нелегко живется женщинам в исправительных колониях.

С одной стороны, они должны исправлять мировоззрение оступившихся людей и направлять их в правильное русло.

Но на самом деле за несколько лет происходит только еще большее отдаление от социального общества, потому что обращение с заключенными там отвратительное.

Меня крайне заинтересовала эта тема, и я решила получить больше информации об этом. Поэтому давайте сегодня обсудим тему содержания заключенных в женских колониях.

Общая характеристика

Никто не может быть точно уверен, что он никогда не окажется в тюрьме. От этого не застрахованы и женщины. Среди общего количества совершенных преступлений доля женских составляет около 5 %. В России действует около 35 исправительных учреждений различного типа. В них содержится примерно 60 тысяч женщин, в том числе несовершеннолетних девчонок сейчас около 13 000.

Все условия содержания напрямую зависят от формы исправительного учреждения. Для женщин они предусмотрены следующих видов:

  • общего режима, куда попадают женщины, совершившие умышленные преступления, имеющие тяжкую и особо тяжкую степени;
  • колонии–поселения, в них содержатся менее опасные преступницы, которые вынуждены отбыть наказание;
  • строгого режима, в них попадают особо опасные преступницы, которые уже не первый раз совершают преступные действия.

Для самых опасных женщин России предусмотрено всего 2 учреждения, расположенных в:

Здесь содержатся не просто женщины, которые повторно совершили преступление, а все их деяния имели особо тяжкую степень. Обычно здесь сидят за убийства. Преступницы, которые повторно были осуждены за кражи, наиболее часто попадают в общий режим.

Помимо этих учреждений, еще есть следственные изоляторы, где содержатся обвиняемые до вынесения им приговора. Если женщина признает свою вину за тяжкое преступление, ее помещают в СИЗО. Обычно все изоляторы всегда были смешанными. Но сейчас стали разделять их, поэтому появилось 3 только женских СИЗО в столице, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

Важно отметить, что женщинам не назначается пожизненное наказание, поэтому для ни нет таких специальных изоляторов, как для мужчин.

Условия содержания

От типа исправительного учреждения зависят и условия содержания. Но помимо этого, 2 одинаковые колонии по установленному режиму могут значительно различаться по условиям друг от друга. В одной из них жизнь будет невыносима, а в другой она может быть более сносной.

Как рассказывают некоторые вернувшиеся заключенные, во многом условия содержания зависят от денег. Если они есть, то за них можно приобрести для себя и более слабый режим, благосклонность начальника колонии, а также расположить к себе сокамерниц. Но если дополнительно денег никто не присылает, вновь прибывшим женщинам приходится несладко.

В качестве основных недостатков и проблем осужденные называют следующее:

  1. Антисанитарные условия. Практически каждая заключенная согласится с тем, что далеко не все могут получить самые элементарные средства гигиены, даже обычное мыло. Также проблемно бывает сходить в туалет. И все интимные процедуры женщины вынуждены делать у всех на виду. А это очень нарушает психику любой представительницы прекрасного пола. Также в строгих колониях женщины не всегда получают возможность для прогулок на свежем воздухе, а это создает дополнительные источники инфекции.
  2. Ужасное отношение надзирательниц. Сотрудники колонии нередко относятся к осужденным как к самым последним людям на земле. Конечно, нельзя всех обобщать. Но практически в каждой колонии осужденные встречаются с таким обращением. Поэтому унижения и оскорбления со стороны работников колонии – достаточно частое явление.
  3. Скудное питание. Оно считается сбалансированным и дает возможность выжить осужденным, но назвать его качественным и полноценным нельзя. Так как на содержание преступников выделяются средства государственного бюджета, экономия происходит по максимуму. Также средства нередко задерживаются у начальника колонии, который стремится еще больше сэкономить на своих заключенных.
  4. Ужасное медицинское обслуживание. Здесь очень высоки риски заболевания туберкулезом и ВИЧ. Численность заболевших поражает, так как она превышает более половины от всех заключенных. Женщин здесь не лечат, а только оказывают экстренную помощь в случае необходимости.
  5. Финансовые отношения между заключенными и администрацией. Почти все осужденные признают, что если не вступать в коммерческие отношения с администрацией колонии, жизни нормальной не будет. Поэтому регулярные поборы здесь в норме. За эти средства можно купить себе дополнительные встречи с родными, ослабление имеющегося режима, а также возможность использования сотового телефона.

Безусловно, все эти махинации происходят неофициально, и документальных подтверждений этому нет. Но не может быть столько слухов, если это все было бы неправдой. Узнать об этом более подробно можно в представленном видео.

Насилие

Также особое внимание хочется уделить и теме насилия. Так как заключенные вынуждены жить большими коллективами, между ними нередко могут происходить конфликты. И на этом фоне часто встречаются стычки между заключенными.

Но официально драки запрещены. Поэтому, если о таком столкновении станет известно администрации колонии, наказание понесут обе. Но и тут опять свою роль могут сыграть деньги.

В большинстве случаев при наличии денег можно откупиться.

А вот второй участнице драки придется несладко, так как она может быть помещена в карцер. Им называют небольшое помещение, где человек должен провести несколько дней в качестве наказания. Отличительной особенностью карцера является отсутствие света, а также кроватей и матрацев.

Женщина вынуждена сидеть и спать на холодном бетонном полу. В случае оказания сопротивления либо буйного поведения женщин нередко бьют резиновыми дубинками. Их особенность заключается в том, что они не оставляют особых следов на коже, если правильно их использовать. Но с помощью такой дубинки можно нанести большой ущерб здоровью осужденной.

Также известны случаи и сексуальных издевательств над заключенными. Конечно, это недопустимо и строго наказуемо законом. Но практически никто из заключенных женщин не рискует идти против администрации колонии. Так как доказать им это вряд ли удастся, а отношение к себе будет испорчено на весь срок пребывания там.

В качестве сексуальных пыток можно выделить особо «популярные»:

  • «полет ласточки», когда руки и ноги женщины прикованы к койке наручниками, и она находится в полностью беззащитном положении;
  • подвешивание за связанные руки, в таком положении женщина также оказывается полностью беззащитной, только здесь допустимо больше вариантов сексуальных развлечений;
  • преднамеренное удушение — один из приемов, используемых во время секса.
Читайте также:  НПФ мошенничество, жуликов из пенсионного фонда, как распознать

Такие случаи раньше были не редкостью, и часто дело заканчивалось даже беременностью узниц. Тогда им делались незаконные аборты прямо в медицинском лазарете колонии. Но сейчас такой произвол администрации постепенно сходит на нет, так как большинство колоний оборудуются камерами видеонаблюдения. А это дополнительные свидетельства преступных деяний, происходящих на территории колонии.

Заключение

Насколько бы ложными или правдивыми не были эти слухи, надо понимать, что просто так образоваться такие истории не могли. А значит, в каких-то исправительных учреждениях и с кем-то это случается.

Хотя колония — это то место, где человек должен исправиться и встать на правильный путь.

Но как может измениться мировоззрение человека после таких условий, в которых их содержат? Поэтому каждая девочка, девушка, женщина должна понимать:

  1. Исправительные колонии — это не райское место и не санаторий, где можно хорошо провести время. Условия в них очень тяжелые. И не было бы столько слухов об этом, если бы все было по-другому.
  2. Большинство заключенных выходит из колонии нездоровыми. Такие заболевания, как туберкулез или ВИЧ, обеспечены практически каждой. А они сломают всю оставшуюся жизнь женщине.
  3. Психически очень тяжело восстановиться после колонии и вернуться к нормальному восприятию окружающих людей. Такое обращение к заключенным оставляет большие психологические травмы, после которых представительницы прекрасного пола уже вряд ли смогут быть добрыми и милыми.

Колонии должны исправлять людей и направлять их деятельность в правильное русло. Но на самом деле многие не могут после этого восстановиться и вернуться к нормальному образу жизни.

Источник: https://grazhdaninu.com/ugolovnoe-pravo/nasilie-v-zhenskoy-tyurme.html

Бывшие заключённые рассказали об изнасилованиях в женских тюрьмах США

Сексуальные издевательства в женских тюрьмах, порядки в колониях, причины и виды насилия

 «Служащий схватил меня за ягодицы и сказал: «Это теперь мое», — вспоминают, как страшный сон, места не столь отдаленные бывшие зечки

Женщины, отбывавшие наказание в исправительном учреждении Лоуэлл подали в федеральный суд США иск против штата Флорида. Несчастные обвиняют служащих тюрьмы в сексуальных домогательствах и жестокости.

Об этом они рассказали в интервью телеканалу RT. Как вспоминает бывшая узница Кристал Харпер, если бы ей пришлось вернуться в тюрьму, для нее это было бы хуже смерти.

— Там царит узаконенная проституция. Служащий тюрьмы схватил меня за ягодицы и сказал: «Это теперь мое». Это был первый день моего заключения, — рассказала она.

Кристал решила не сопротивляться — чтобы выжить. Каждый день в течение пяти лет она вынуждена была соглашаться на похабные предложения в обмен на возможность получить необходимые вещи и защиту.

— Ты постоянно слышишь: «Что возьмешь за м***ет?», «Что тебе дать, чтобы ты от***ала?», «За что тебя можно т***нуть?» Ты приучаешься отключаться — отключаешь и мозг, и тело.

Если бы в тюрьме я целыми днями думала об этом, я бы давно покончила с собой. Только когда лежишь на койке глубокой ночью, начинаешь осознавать, что тебе приходилось делать сегодня, вчера, неделю назад…», — призналась Кристал.

Она была первой, кто во всеуслышание рассказал о преступлениях надзирателей в женской тюрьме Лоуэлл. Затем последовали откровения других бывших заключенных, одно ужаснее другого.

«По ночам к двери подходил лейтенант и подносил к окошку блокнот, на листе которого было написано: «Разденься», «Встань по-собачьи», «Встань на четвереньки» и так далее. И он там не один такой. Это происходило очень часто», — рассказала другая экс-заключенная этого исправительного учреждения Никола Круз.

Женщины утверждают: вся исправительная система коррумпирована и просить помощи не у кого.

— Я просто хочу, чтобы тюрьма была тем местом, где заключенные получают возможность понять, что нужно изменить в себе, а затем, после отбытия назначенного срока, вернуться к нормальной жизни.

Осужденные женщины не должны терпеть сексуальное и физическое насилие, моральные унижения, издевательства, словесные оскорбления. Все это сильно превышает ту меру наказания, которую назначает судья», — возмутилась Кристал. Сейчас она живет в Техасе.

Из Флориды уехала после того, как ее стал преследовать неизвестный мужчина. Кто-то даже проник к ней в дом.

— Я не знаю, причастны ли к этому власти штата. Понятия не имею, кто это был. Но я выступаю против штата Флорида и при этом все еще живу в этом штате.

Действительно, почему бы им не попытаться причинить мне вред или даже убить меня? — поделилась опасениями Кристал.

Сексуальное насилие — не единственное обвинение, которое отбывавшие заключение женщины предъявляют властям штата.

Бывшая заключенная исправительного учреждения Лоуэлл Танья Йелвингтон показала следы проведенной в тюремной больнице онкологической операции.

— Мне должны были сделать двойную мастэктомию. Вот что я получила благодаря Управлению исправительных учреждений. Как будто поработал мясник! Часть оставили, и теперь рак может вернуться», — рассказала она.

Танья считает, что операции вообще можно было бы избежать, если бы ей дали возможность вовремя пройти обследование. Ее сестра 16 месяцев пыталась этого добиться. За это время онкологическое заболевание прогрессировало.

— Волнует ли это Управление исправительных учреждений? Посмотрите на меня и сами ответьте на этот вопрос. Нет, не волнует! Я каждый день вижу в зеркале, что они со мной сделали. Как можно не испытывать ненависти к этим зверям? — негодует Танья.

Администрация тюрьмы обещает в ближайшее время исправить ситуацию в учреждении, но Танья не верит: ведь за 16 лет ее срока ничто не изменилось.

— Они всеми силами будут экономить деньги штата, хоть ты там умри.

Пенитенциарная система во Флориде — это миллиардный бизнес. Главное — это деньги, а не безопасность на улицах городов, — пояснила Танья.

— На юге США власти давно уже игнорируют гражданские права человека.

Представители Управления исправительных учреждений по-прежнему уверены, что они могут безнаказанно творить все, что захотят. Служащие тюрем пользуются бесправным положением заключенных, поскольку знают, что Управление не будет проводить полноценных расследований. Кроме того, они уверены, что заключенным все равно никто не поверит, — рассказал адвокат Дэвид А. Фрэнкел.

Дэвид полагает, что на это дело уйдет несколько лет, но в результате пострадавшие его выиграют. Однако неизвестно, изменятся ли после этого условия содержания других заключенных.

Источник: https://www.eg.ru/society/50259/

Жестокость и безысходность- ТОП-5 самых суровых женских тюрем

Рейтинг самых жестоких тюрем для представительниц прекрасного пола

Воровская и арестантская тематики сегодня в тренде, особенно среди подрастающего поколения, и дело даже не в творчестве группы «Каспийский Груз», а в обыкновенном любопытстве: людям интересно, как живут и что чувствуют те, кого лишили свободы и отправили в тюрьму.

Пребывая в своей зоне комфорта и имея более или менее достойный уровень жизни, пользователи интернета желают понять, каково это – лишиться всего радостного и приятного и быть обреченным на несколько лет погрузиться в ситуацию, в которой каждый день поход на неприятный квест в сомнительной компании.

Именно поэтому на просторах Сети так популярны статьи и информационные материалы об укладе арестантской жизни, их философии и обычаях.

Крупные группы в социальных сетях пестрят контентом, связанным с жизнью на зоне, а некоторые умельцы создают даже тесты, позволяющие по алгоритму ответов на заданные вопросы выявить, смог бы человек «достойно» отбыть свой срок, или его жизнь вне воли оказалась бы сущим адом.

И если об особенностях мужских тюрем написано достаточно, то рассказы о местах лишения свободы для женщин можно сосчитать по пальцам. Сегодня Национальный Туристический Союз предлагает вам заглянуть в мир женских колоний и заодно узнать, в какой стране находится самая жестокая тюрьма, где отбывают наказание представительницы слабого пола.

Американская тюрьма для женщин Valley State

Тюрьма строгого режима Valley State расположена в Чоучилле, штат Калифорния, и является местом отбывания наказания для осужденных на крупные сроки, пожизненное заключение или же смертную казнь. По словам журналистов и правозащитников, побывавших в этой тюрьме, населяющий «Вэлли» контингент крайне агрессивен, за счет чего нередки стычки между женщинами-заключенными.

Администрация исправительного учреждения жалуется на необоснованную жестокость среди осужденных: драки нередко заканчиваются серьезными увечьями или даже смертью – часто женщины целенаправленно режут друг другу лица острыми лезвиями, желая обезобразить жертву. Как рассказывает сотрудницы охраны тюрьмы (многие из них так же женского пола), нередко дебоширки пускают в ход ногти, на всю жизнь оставляя без зрения своих обидчиц.

«Вэлли» позволяет понять, что домыслы о том, что в женских тюрьмах нет сексуального насилия, имеют мало общего с реальным положением дел, так как зафиксировано множество случаев изнасилований в стенах данного исправительного учреждения при помощи подручных предметов, порой умышленно заостренных. Несмотря на хваленную модель западных тюрем, которая, якобы, направлена не только на мучения и лишения, но и на реабилитацию и исправление поведения преступивших закон граждан, статистика говорит об обратном: 72% освободившихся из «Вэлли» становятся рецидивистами.

ИК-13 в России

Данная исправительная колония строго режима находится в Мордовии. Здесь женщины подвергаются избиениям и издевательствам, если отказываются работать за швейным станком. По словам отбывших в ИК-13 тюремный срок, в карцере сотрудники администрации избивали осужденных не только за отказ трудиться, но и за плохие результаты в работе. Многих арестанток еще в СИЗО начинают пугать душераздирающей историей беременной женщины, у которой не получалось качественно сшить полицейскую униформу, и за это она была подвержена издевательствам, которые повлекли за собой выкидыш. История на самом деле реальная, причем садисты не понесли никакого наказания.

Многие женщины в колонии вынуждены терпеть издевательства, практикуется доведение до суицида. Среди заключенных хорошей тактикой считается вскрыть себе вены – тогда можно попасть в лазарет на несколько дней, где будут колоть галоперидол, от которого все время спишь, и дни летят незаметно. Конечно, подобное «лечение» сильно сказывается на состоянии здоровья и нервной системе.

Хуже всех в российской колонии строго режима приходится женщинам, в обвинительном заключении которых фигурирует смерть ребенка: «детоубийцы» считаются самой низшей кастой, поэтому, согласно статистике, почти никто из них не доживает до освобождения – сокамерницы хладнокровно избивают их, что часто приводит к смерти. Администрация колонии не только не предотвращает подобные инциденты, но и сама активно принимает участие в подобных «воспитательных» мероприятиях.

Китайская тюрьма для женщин Лунцюаньи

Все дамы, попадающие в заключение в эту тюрьму, расположенную в провинции Сычуань, в городе Чэнду, подвергаются трехмесячному периоду «особого строгого режима», суть которого заключается в тотальной изоляции: нельзя не только видеться с родственниками, но даже выходить из камеры. За любую провинность администрация тюрьмы срывает всю одежду с осужденных, оставляя только нижнее белье. Нередко с целью травли работники Лунцюаньи лишали одежды всех женщин, находящихся в камере из-за проступка или неповиновения одной, что, конечно, пробуждало ненависть всех обитателей тюрьмы к последней. Учитывая санитарное состояние исправительного учреждения и постоянный холод, вышеописанный акт лишения одежды приравнивается к пытке.

Однако администрация тюрьмы не гнушается и банальных методов издевательств: подвешивание за наручники, избиения, обливание ледяной водой и даже лишение сна.

Последний вид пытки может продолжаться несколько суток: в камеру приходят двое надзирателей и следят за тем, чтобы жертва не ложилась на койку и не закрывала глаза – в противном случае следует удар дубинкой. Затем «вертухаев» сменяет новая пара дежурных, и мучения заключенной продолжаются.

Нередко объекты пыток уже на второй день теряют сознание. Стоит ли говорить о колоссальном вреде для здоровья и нервной системы, который приносят такие методы «воспитания»?

Женская колония Тли Пла в Таиланде

В тюрьмах Таиланда настолько плохи дела, что сразу несколько правозащитных организаций в 2016 году подготовили доклады на данную тему. Содержание отчетов шокирует: не только о правах женщин-заключенных, но и о правах осужденных вообще здесь точно никто ничего не слышал.

Если в других тюрьмах администрация делает акцент на избиениях и унижениях осужденных женщин, то их тайские коллеги мучают заключенных несколько иначе: жуткая антисанитария и полное безразличие тюремных врачей превращает женскую колонию Таиланда Тли Пла в настоящий ад: по рассказам одной из заключенных, нижнее белье и средства личной гигиены всем женщинам выдает администрация колонии. Прокладки представляют собой просто кусок бумаги и не имеют даже клейкой основы, поэтому приходится приматывать их к белью резинками. Разумеется, за отказ в пользовании такими «дарами» администрации тюрьмы заключенных ждут избиения.

В качестве трудовой деятельности женщины вынуждены скручивать сигареты, причем установлены жесткие планы: к примеру, за 1 рабочий день заключенная должна произвести 600 штук, а если она не справится, то, конечно, ее будут бить. Питание в женской тюрьме Тли Пла похоже на издевательство: брикет лапши быстрого приготовления, залитый холодной мутной водой, суп с куриными внутренностями и лапками или же сырой картофель – приятного аппетита.

Читайте также:  Домогательство как преступление: состав, ответственность и как себя защитить

Несмотря на нормативно-правовое закрепление права медицинской помощи для заключенных, здесь, в Тли Пла, о нем никто не вспоминает: по словам бывшей узницы данной колонии, во время очередного избиения она получила рваную рану лица.

Благодаря местным «светилам медицины» был сделан шов, в который попала инфекция и началось нагноение. В ответ на жалобу женщины об ухудшении состояния ей была выдана таблетка парацетамола.

Согласно статистике, 85% женщин в тюрьме Тли Пла отбывают наказание за статьи, связанные с наркотиками.

Адская тюрьма Мпимба, Бурунди

Если есть на свете ад на земле, значит, есть и дьявол. Скорее всего, в свободное время он подрабатывает начальником африканской тюрьмы Мпимба в Бурунди. Конечно, словосочетание «африканская тюрьма» уже у многих вызывает не самые приятные ассоциации, но все гораздо хуже, чем вы можете себе представить.

Мпимба – не совсем женская тюрьма. Здесь есть и мужчины, и разделяет представителей полов лишь одна единственная тонкая стенка, расположенная между двумя корпусами здания.

Избиения и пытки, конечно, никто здесь не отменял, но у администрации колонии родилась на свет «фантастическая» идея: сделать дырки в стене-перегородке, чтобы заключенные мужчины могли снимать сексуальное напряжение с заключенными-женщинами, которых, конечно, к сему процессу принуждают под страхом побоев. Сами охранники тюрьмы не прочь иногда воспользоваться подобным «ноу-хау».

Как результат, количество случаев беременностей в Мпимбе просто зашкаливает: дети рождаются и умирают в стенах исправительного учреждения, пока заключенные страдают от ВИЧ и бесконечного сексуального насилия. Добавьте к этому жесткую антисанитарию, полное отсутствие какой-либо врачебной помощи и безнаказанность администрации тюрьмы – Мпимба заслуженно становится победителем сегодняшнего рейтинга.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5add82da57906ae645348adb/5b59c4f2b9d58400aa4a325f

Заключенные женской колонии — о том, что им пришлось пережить в местах заключения

Кира Сагайдарова отсидела 5 лет и 4 месяца за подделку документов и кражу в особо крупном размере. Ирина Носкова отсидела 4 года и 6 месяцев за кражу. Ирина Чермошенцева — 3 года за употребление наркотиков и кражу. Все — в ИК-2. Они решились рассказать о том, что творится в женских колониях: издевательства на производстве, избиения заключенных, сексуальное насилие, суицид.Кира Сагайдарова: Когда я попала на зону, первое впечатоение у меня было, я не могу сказать, что плохое. Люди играют в волейбол, играет музыка — все в принципе нормально.

Но когда среди людей, которые идут на промзону, я стала узнавать своих знакомых, с которыми сидела в 6 изоляторе здесь, в Москве, я поняла, что ничего хорошего здесь быть не может, потому что люди уставшие, грязные, серые лица, грязные одежды.

Ирина Носкова: Когда я приехала в колонию, только слезла с автозека, я заулыбалась. Мне администрация сказала: «Сотри с лица улыбку!».

Ирина Чермошенцева: Когда я приехала на ИК-2, я увидела очень много своих знакомых, с которыми сидела на СИЗО. Была серая масса в грязных польтах, потому что это была зима, серые лица… Я кому-то даже пыталась помахать рукой, но в ответ они даже не моргнули глазом, потому что они боялись.

ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА НА ПРОИЗВОДСТВЕ

Кира Сагайдарова: Основная моя работа должна была заключаться в том, чтобы снимать видеосъемки, производить фотосъемки осужденных, монтировать эти видео и потом показывать по кабельному телевидению.

Кроме этого, в любое вообще время суток они меня могли вызвать по громкой связи, сказать «иди садись, делай, там, на новый этап ориентировки, забивай птк окуз — базу данных осужденных. СКолько времени на часах — неважно. Устала я, спала — не спала — это неважно.

Когда в концовке я отказалась от этой работы окончательно, в 2011 году, они меня закрыли в суз, т.е. посадили в отряд строгих условий содержания.

Ирина Носкова: На второй день, когда я приехала в колонию, меня вывели на швейное производство. Не спрашивают — умеешь ты шить, не умеешь ты шить. Видишь ты в первый раз или в последний раз ты эту машинку видишь. Но, чтоб база была. Разумеется, девчонки там не отшиваются, потому что девчонки там ни разу не шили, не видели машинку.

За то, что они не отшиваются, остаются на заявках. Если рабочий день должен быть с 7 утра до 16, как положено по закону, то они работают там с 7 утра до 00 ночи, потому что так постоянные заявки. Оставляют на обеды, если ты не отшиваешься. Разумеется, ты не отшиваешься, потому что тебе надо где-то полгода, чтобы ты как-то схватить эту операцию, уже уметь шить.

Полгода тебя просто убивают: могут бригадиры подойти, потому что с них требует начальник промзоны Рыжов базу, а они базу не дают, потому что шить не умеют девчонки. Бригадир избивает.

Он избил тебя, там, раз, может подойти тебя взять за волосы, ударить головой об машинку, либо отвезти в бендежку, там тебя отпинают руками, ногами, либо снять ремень с машинки швейной и отлупить тебя.

Ирина Чермошенцева: Дней 5 подряд меня водили к Рыжову. Т.е. я заходила к нему в кабинет, и он делает такие моменты: вставай к стенке, рки на стенку, смотри на картину. Берет дубину и начинает бить. Начиная от спины, кончая попой. Я ходила черная, у меня было все черное.

Она мне говорит: «Будешь шить?», я говорю «Не буду», она мне говорит: «Будешь шить?», я говорю «Не буду». Ну, и так какое-то первое время, потом она от меня отстала, потому что она поняла, что это бесполезно. Шить у меня не получалось. Они поставили меня на упаковку, упаковывать.

У меня все руки опухли от упаковки, потому что там все пропитано ватином, а у меня кожа такая. Я говорю: «Я не буду упаковывать, потому что у меня все руки опухли». Опять я ходила, опять я получала. Но в итоге попала в художественную мастерскую, так как я умею рисовать.

Вот тогда у меня все наладилось в этом лагере, потому что художественная мастерская — это самое, мне кажется, лучшее из того, что есть в этом лагере. Мы там рисовали картины, делали матрешек, т.е. можно сказать, что начальнику колонии мы были нужны, скажем так.

И начальнику колонии, и начальнику производства. Потому что мы делали такие вещи, которые они давали в подарок.

СУИЦИД

Ирина Носкова: Вот был у нас случай на швейной фабрике, когда избили девушку одну. Бригада ушла на обед, а ее оставили шить, так как она не успевает.

В это время, пкоа бригада была на обеде, она взяла ножницы и убежала в туалет на улицу, и так вскрыла себе вены. Так как там дается небольшое количество времени на обед, пол часа, они успели придти, обнаружили ее в туалете, и ее спасли.

Это с несколькими людьми такое происходило. Вскрываются там очень часто.

Кира Сагайдарова: Я помню, в 2012 году я сидела в изоляторе уже, это был май месяц. И со мной сидела там, ну не со мной конкретно, она сидела в другой камере — девочка, ну, женщина, ей лет, быть может, за 40 было. До этого у нее были попытки: она пряталась в жилзоне, и избивали ее очень, и издевались.

На тот момент, когда она повесилась, она в изоляторе провела, елси я не ошибаюсь, где-то месяцев 5, наверное, безвылазно. Зима — это самое страшное время. Открыта камера без дверей, зимой — самое большое, градусов 12. Когда огненная батарея, к которой не подойти и не погреться, даже близко. Вот подходишь к ней — мерзнешь, дотрагиваешься до нее — обжигаешься.

Платьице вот такое коротенькое с коротким рукавом и градусов 12 температура, на окнах лед. Т.е. она просто не выдержала% ее избивали при движении «ласточкой», т.е с согнутыми ногами, полусидя, туловище вперед и руки назад — как на пожизненном заключении передвигаются мужчины. Передвигаются, ну, можно сказать, слабее, чем мы.

Мы нагибаемся в три погибели и бегаем по коридору, наверно, метров 15-20, туда-назад. Ответственный колонии, который приходит на отбой, ему пока не надоест смотреть и издеваться, пока ему люди не начнут чуть ли не в ноги падать.

Они при этом еще ставят поперек на моим туловищем дубинал, ПР-73 или еще какую-нибудь палку, и если я пробегаю и задеваю эту палку, они бьют мне со всего размаха по спине, по голове, без разницы — куда. Я сама ни раз, там, падала и плакала, и что там только не было. Т.е. им безразлично. Был период, когда они поливали нас холодной водой в изоляторе. Зимой! Т.е.там и так без того холодно, а они нас из бутылок водой холодной поливают, чтобы нам веселее жилось там. Они нам говорили: « А не надо было в ШИЗО приходить, надо был сидеть в жилзоне!». Причем в ШИЗО в любой нормальной зоне за такие нарушения не сажают. Дадут выговор за расстегнутую пуговицу, но не посадят на 15 суток.

И вот эта женщина, она просидела там месяцев 5, наверно. Объявляла голодовку, недели две не ела ничего. Она не собиралась покончить жизнь самоубийством, она просто хотела уехать на больницу. Т.е. она до этого, пока была в ШИЗО, пыталась и со второго яруса упасть, че-то себе сломать.

Там люди страдали из-за нее, потому что наказывали других, они говорили: «Следи за ней, чтоб она ничего с собой не делала». Потом ее перевели в пкт. Там их всего двое было. Вторая женщина, которая с ней была, она 11 мая уезжает на больницу, и Сухова Альфия остается одна.

Естественно, она придумала выход какой-то из этого положения: пришла пересменка, и получилось так, что возле моей камеры задержались, возле 5-ой, а она сидела в 1-ой. пкт досматривают последней, проводят проверку. И они возле нас задержались, потому что мы стали ругаться, и они опять какие-то нарушения нам хотели повесить.

Пока мы ругались, за вот этот период, т.е. если бы они сразу провели проверку и пришли к ее камере, она бы не успела повеситься. А так как, он пришли в ШИЗО, посмотрели в глазок — она домывала пол, она была жива-здорова.

И они, вот, проверили первую камеру, вторую, мою последнюю, у нас задержались минут на 5, наверно — за этот период она перекинула колготки через батарею верхнюю, залезла в петлю и повесилась. Они открыли камеру, после нашей камеры, а они не имеют право открыть полностью камеру, пока не придет оперативный дежурный.

Они открыли камеру, видят, что она весит дергается, и говорят, я, вот, как сейчас, помню эти слова, потому что через кормушку все слышно: «О, повесилась». И дальше продолжает грызть семечки. Естественно, через 5-10 минут туда набежала вся администрация.

Самое страшное, что Поршин, такой, стоит и говорит, начальник колонии: «А кто ей вообще разрешил колготки? Как мы сейчас докажем, что она сама повесилась, а не мы ее повесили?». Т.е. его не волновал факт суицида. Они открыли дверь, они еще могли ее спасти. Они просто не стали этого делать. Они сняли ее с петли, положили на пол и ходили через нее.

А нас из камеры выводили доставать этот труп, т.е., ну, из помещения. Естественно, когда мы отказались, они очень жестоко, там, с нами… Т.е., лежит труп на полу, а они… ой, я даже не хочу это вспоминать, т.е, это ужасно. Такое безразличие: он переступал через этот труп, как через бревно. Ходил, там, ругался, почему у них это в камере было, это. Его не волновало, что человека нет. Приедет сын — забирать мать… короче, все, выключайте, не могу разговаривать.

Ирина Чермошенцева: Со мной в отряде сидела девочка, звали ее Чепырина Татьяна. Она работала на фабрике. Т.е., я работала в художественной мастерской, а она на фабрике. У нее была очень сложная операция, она, естественно, не отшивалась, оан ан фабрике практически жила. Ее не выпускали ни на обед, ни на ужин. Т.е.

ей там, кто мог, приносил кусок хлеба, она постоянна сидела шила-шила. Ее забивали до такой степени. Помимо того, что ее избивал бригадир, ее в отряде избивал дневальный, ее еще и  избивала милиция. В один прекрасный день все как бы пошли на развод. Нет, точнее днем я ее увидела в столовой, на обеде: она стояла с тряпкой и ведром, протирала столы.

Я подхожу, говорю: «Тань, ты че опять на хоз.работах?», она мне говорит «Ир, я так уже устала, не могу больше, — говорит. — У меня сил нет. Я не сплю, я на одних хоз.работах и постоянно шью». Я говорю: «Ну, потерпи чуть-чуть, щас че-нить наладится, может, пошив наладится». В итоге вечером все пошли на ужин, бригадир ее на ужин не выпустил и оставил ее шить.

Читайте также:  Штраф за нарушение общественного порядка: виды и ответственность за них

И она подошла к бригадиру, к Бойченко. Подошла и говорит: «Можно я хотя бы в туалет схожу?», та ее отпустила хотя бы в туалет, потому что в туалет тоже не выпускают. Очень редко. И она побежала за бригадой, т.е. она выбежала в жилзону тоже. Отметилась по доске, что как бы она тоже вышла. Побежала в дежурную часть и сказала, вот, я опаздываю за бригадой на ужин.

На тот момент никто не знал. Когда начали ее искать, никто не знал где она есть. Человека не хватает в зоне. Подняли панику. Нашли ее в ДМР, в домике в детском, она на собственном платке удавилась. Я не знаю, как они потом списывали этот труп, потому что тело было все, даже не синего, а фиолетового цвета.

Понятно было, что человека сначала били, прежде чем она повесилась. Жалко, конечно, ее. Потом нашли ее письма от цензора, даже еще не отправленные домой, т.е. цензор еще не успел отправить домой эти письма. Письма были детям. «Дорогие мои, я вас люблю, скоро вернусь домой… Ждите мнея…». У нее двое детей было — два мальчика. Эти письма были детям. С открыткой. Т.е.она отправила это письмо, она еще не успела уйти. Т.е. она не собиралась вешаться. Она походу сделала последний шаг уже, она устала.

СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ

Кира Сагайдарова: Я когда приехала колонию, тогда на безконвойное сопровождение выводили очень маленькое количество заключенных, примерно, человека 3-4. У них на балансе колонии есть свиноферма, мтф (молочнотоварная ферма), т.е. там работают осужденные.

Они должны как следить за крупным рогатым скотом, за свиньями, там, убирать, доить коров и выполнять какие-то там работы. У них там есть работодатель, который когда-то давно отбывал наказание за изнасилование. Где-то примерно год 2009-2010: начали ходить слухи, что он издевается над женщинами, насилует их. Т.е.

человеку, который там не был, которого туда не выводили на безконвой передвижение, никогда в жизни  в это не поверит. Я сама очень долго не верила в это, пока в 2012 году к нам в СУЗ буквально в мае 2013 года посадили двух женщин: одна девочка молодая, очень симпатичная, а вторая — уже в возрасте, такая.

Они просто-напросто уже пошли на крайний ход. Их вывели на безконвойку, он над ними издевался, там, насиловал. Вот это молодая которая девочка, она сама лично мне рассказывала, что он не только сам, он уже настолько обнаглел, что он приводил своих друзей, чтоб над ней издеваться.

Единственный вариант, который они придумали: просто взяли где-то там, то ли у него в машине, то ли где-то в подсобном помещении у него, нашли спиртные напитки, распили их, т.е. допустили злостное нарушение с той целью, что им было все равно, что с ними сделаю за это, лишь бы их только туда не выводили.

Что сделал начальник колонии? Ему кто-то сказал, что они сделали это нарочно, чтобы не работать на мтф. Он их в одном пальто и в ботинках без колготок выводил на плац. Они целый день копали снег, приносили его с места на место. Вечером он приводил их в ШИЗО, я сама там лично сидела в тот момент.

Он приводил их в ШИЗО, ставил в камере вот так вот на растяжку, с вытянутыми руками на целую ночь. Они вот так стояли. Утром он открывал камеру, выводил их опять на снег. Так на протяжении недели. Как только вот это формальные 15 суток закончились, он их опять вывел на безконвойное передвижение.

Ирина Носкова: У меня есть одна знакомая девочка, Наташа Рычагова, она работала на швейной фабрике. Ее забрали на расконвойное передвижение, где она проработала совсем немного, может, месяца 2, может,3, но недолго. Когда она вернулась с расконвойного передвижения, я ее увидела, это было вообще что-то.

Она очень сильно изменилась, она очень сильно похудела, она стала замызганной. Она даже когда ходила, она ж работала в бригаде, она знает эту бригаду, там, осужденных, они ни на кого не смотрела. Она смотрела все время вниз.

И когда я с ней пыталась поговорить, «Наташ, ну что ж с тобой произошло?», туда-сюда, она тольок начинала мне рассказывать, у нее накатывались слезы на глаза и она от меня уходила. И, получилось у меня с ней поговорить.

Она мне рассказала то, что вот этот вот, кто у них там главный мужчина этот, то, что он их избивает, заставляет их заниматься сексом, и все в таком роде. А если ты отказываешься, он мог избивать их плетками, и, не знаю, всем.

ТРИ НАЧАЛЬНИКА

Кира Сагайдарова: Вот совсем недавно был случай. Они, правда не могут знать, что мы об этом знаем, но буквально месяца два назад начальник колонии сменился, у них там новые заморочки: они стали готовить закатки на зиму — огурцы они, там, катают на продажу в магазин.

Вот он пришел в колонию, ему че-то там не понравилось, не понравилось то ли качество, то ли че-то еще, он просто вывел ее на плац и еще одну осужденную, которая за это все отвечает. Поставил им банки с огурцами трехлитровые, и при всей колонии заставил это есть. Прям на плацу!  И стоял улыбался.

Втроем они стояли и улыбались: Кемяев, Рыжов и Поршин.

Ирина Чермошенцева: В ИК-2 есть такой Кемяев, всем известный. Всем-всем-всем. Да, мне кажется, сейчас назови «Кемяев» — все прям задрожат. Ненормальный чуть с головой человек. Т.е.

, если попасть к нему в кабинет, у него есть такой шкафчик, он открывает его, достает красные боксерские перчатки, одевает и боксирует на женщинах. Т.е. он бьет неважно куда. Реально, вот, боксерскими красными перчатками. Женщина упала — он может еще с ноги куда-нибудь ударить, там, в живот, неважно куда, он не смотрит.

Я не знаю, к нему даже подойдет беременная женщина, и он не будет знать о том, что она беременна, он может вообще так избить, что может быть какой-нибудь там выкидыш или еще что-нибудь в этом роде. Т.е. сначала он начинает бить перчатками, а потом бить ногами. Т.е.

это у него в порядке вещей, у него такие профилактические беседы и работы. И если ты к нему в кабинет попадешь, ты по-любому оттуда не выйдешь не тронутая. Т.е. обязательно ты получишь у него в кабинете.

Ирина Носкова: Рыжов — начальник швейного производства. За невыдачу базы, которая дневная должна быть, он наказывает бригадиров бригады. А наказывает как: он может одеть всех в юбки, вывести на плац — с маршем с песнями будут гулять.

Может, если определенный бригадир приводит кого-то к нему в кабинет, он разворачивает лицом к стене, руки на стену, достает из шкафа доску, длинную такую, широкую, и начинает избивать осужденную.

Источник: https://plimpa.livejournal.com/575193.html

«Узаконенная проституция»: бывшие заключённые рассказали о порядках в одной из женских тюрем США

Бывшие заключённые женского исправительного учреждения Лоуэлл подали в федеральный суд США иск против штата Флорида. Женщины обвиняют служащих тюрьмы в сексуальных домогательствах и насилии. Корреспондент RT Мария Финошина встретилась с теми, кто не побоялся во всеуслышание рассказать об издевательствах надзирателей этой тюрьмы.

Съёмочная группа RT пообщалась с бывшими заключёнными американской тюрьмы Лоуэлл. Они рассказали о царящем в этом исправительном заведении насилии.

По словам недавно освободившейся Кристал Харпер, если бы ей пришлось вернуться в тюрьму, для неё это было бы хуже смерти.

«Там царит узаконенная проституция. Служащий тюрьмы схватил меня за ягодицы и сказал: «Это теперь моё». Это был первый день моего заключения. Либо ты принимаешь местные правила, либо тебя просто насилуют», — рассказала она.

Кристал решила не сопротивляться — как она пояснила, чтобы выжить. Каждый день в течение пяти лет она вынуждена была соглашаться на непристойные предложения в обмен на возможность получить необходимые вещи и защиту.

«Ты постоянно слышишь: «Что возьмёшь за м***ет?», «Что тебе дать, чтобы ты от***ала?», «За что тебя можно т***нуть?» Ты приучаешься отключаться — отключаешь и мозг, и тело.

Если бы в тюрьме я целыми днями думала об этом, я бы давно покончила с собой. Только когда лежишь на койке глубокой ночью, начинаешь осознавать, что тебе приходилось делать сегодня, вчера, неделю назад…» — призналась Кристал.

Она была первой, кто во всеуслышание рассказал о преступлениях надзирателей в женской тюрьме Лоуэлл. Затем последовали откровения других бывших заключённых, одно ужаснее другого.

«По ночам к двери подходил лейтенант и подносил к окошку блокнот, на листе которого было написано: «Разденься», «Встань по-собачьи», «Встань на четвереньки» и так далее. И он там не один такой. Это происходило очень часто», — рассказала бывшая заключённая этого исправительного учреждения Никола Круз.

Женщины утверждают, что вся исправительная система коррумпирована и просить помощи не у кого.

«Я просто хочу, чтобы тюрьма была тем местом, где заключённые получают возможность понять, что нужно изменить в себе, а затем, после отбытия назначенного срока, вернуться к нормальной жизни.

Осуждённые женщины не должны терпеть сексуальное и физическое насилие, моральные унижения, издевательства, словесные оскорбления.

Знаете, всё это сильно превышает ту меру наказания, которую назначает судья», — пояснила Кристал .

Съёмочная группа RT встретились с Кристал в Техасе. Она уехала из Флориды после того, как её стал преследовать неизвестный мужчина. Кто-то даже проник в её дом. Кристал стала бояться за свою жизнь.

«Я не знаю, причастны ли к этому власти штата. Понятия не имею, кто это был. Но мне в голову пришла одна мысль: «Кристал, ты выступаешь против штата Флорида и при этом всё ещё живёшь в этом штате». Действительно, почему бы им не попытаться причинить мне вред или даже убить меня?» — поделилась своими опасениями Кристал.

Однако сексуальное насилие — не единственное обвинение, которое отбывавшие заключение женщины предъявляют властям штата.

Бывшая заключённая исправительного учреждения Лоуэлл Танья Йелвингтон показала следы проведённой в тюремной больнице онкологической операции. «Мне должны были сделать двойную мастэктомию. Вот что я получила благодаря Управлению исправительных учреждений. Как будто поработал мясник! Эту часть оставили, и теперь рак может вернуться», — рассказала она.

Танья считает, что операции вообще можно было бы избежать, если бы ей дали возможность вовремя пройти обследование. Её сестра 16 месяцев пыталась этого добиться. За это время рак успел нанести организму серьёзный вред.

«Волнует ли это Управление исправительных учреждений? Посмотрите на меня и сами ответьте на этот вопрос. Нет, не волнует! Я каждый день вижу в зеркале, что они со мной сделали. Как можно не испытывать ненависти к этим зверям?» — с негодованием говорит Танья.

Администрация тюрьмы обещает в ближайшее время исправить ситуацию в учреждении, но Танья не верит: ведь за 16 лет её срока ничего не изменилось.

«Они всеми силами будут экономить деньги штата, хоть ты там умри. Пенитенциарная система во Флориде — это миллиардный бизнес. Главное — это деньги, а не безопасность на улицах городов», — пояснила Танья.

RT связался с представителем тюрьмы, но нам дали согласие только на интервью по телефону.

«Напоминаю, что в наши задачи не входит наказание, этим занимается суд. Наша работа — обеспечить безопасность заключённых и помочь им после выхода на свободу занять лучшее положение в обществе, чем до заключения», — рассказала Анджела Гордон, надзиратель исправительного учреждения Лоуэлл.

Эти женщины подали в федеральный суд иск против штата Флорида. Их адвокат говорит, что каждый подобный случай свидетельствует о полной безнаказанности американских властей.

«На юге США власти давно уже игнорируют гражданские права человека. Представители Управления исправительных учреждений по-прежнему уверены, что они могут безнаказанно творить всё, что захотят.

Служащие тюрем пользуются бесправным положением заключённых, поскольку знают, что Управление не будет проводить полноценных расследований.

Кроме того, они уверены, что заключённым всё равно никто не поверит», — рассказал адвокат Дэвид А. Фрэнкел.

Дэвид полагает, что на это дело уйдёт несколько лет, но в результате пострадавшие его выиграют. Однако неизвестно, изменятся ли после этого условия содержания других заключённых.

Исправительное учреждение Лоуэлл — первая во Флориде женская тюрьма. С 2015 года она является самой большой в Америке. Инциденты, о которых узнал RT, произошли именно в этом заведении. В беседе с корреспондентом канала женщины рассказали: страдания заключённых здесь не прекращаются ни днём, ни ночью.

Источник: https://russian.rt.com/article/158271

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector