Доказательства, полученные с нарушением закона — уголовный кодекс

Согласно основному закону страны запрещено использовать недопустимые доказательства в уголовном процессе. Только добытые законным путем улики принимаются и исследуются председательствующим. Какие доказательства признаются недопустимыми, регулирует ст. 75 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный Кодекс

В суде улики, собранные противоправными действиями, отклоняются и не рассматриваются, даже если они подтверждают или опровергают вину подсудимого.

Понятие доказательства в уголовном процессе

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный Кодекс

Поэтому прежде чем предъявить доказательства председательствующему, стороны обвинения и защиты обязаны удостовериться, что факты добыты законными способами, и подтвердить это документально.

Доказательства – это данные, предметы, документы, с помощью которых органы дознания устанавливают,было ли совершено или нет противоправное деяние.

С помощью этих данных следователи, прокурор и председательствующий определяют вину подозреваемого, а впоследствии обвиняемого и подсудимого.

Роль таких данных важна, без них невозможно расследование уголовного дела.Основываясь на них, стороны доказывают или опровергают вину подсудимого. Поэтому важно относиться к собранным данным серьезно и добывать законным способом. Не должно быть никаких нарушений действующего законодательства при сборефактов, предметов и документов, необходимых для установления истины.

Данные делятся на два вида:

  • допустимые;
  • недопустимые.

Такую классификацию предлагает Уголовно-процессуальное законодательство, беря за основу принцип законности в уголовном процессе. Согласно этому принципу органы дознания, следователи, прокуроры, судьи,и другие должностные лица должны строго следовать нормам, закрепленным в Конституции РФ и УПК РФ, не нарушая их.

Определение недопустимых доказательств

Недопустимые доказательства – это данные, которые нельзя использовать ввиду их неправомерности. То есть, предметы, документы, данные и показания, добытые с нарушением действующих федеральных законов.

К таким фактам относятся:

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный Кодекс

  • документы;
  • предметы;
  • показания;
  • результаты обысков;
  • результаты очных ставок;
  • аудио- и видеозаписи;
  • другое.

Законодательство растолковывает, какие еще данные не принимаются председательствующим. К ним будут относиться факты, добытые с нарушением процессуальных норм, неправильно документированы или собраны следователем, который не участвует в расследовании дела. Если экспертиза сделана до возбуждения уголовного дела, то результаты председательствующими не принимаются.

Ч. 1 ст. 75 УПК РФ говорит, что недопустимые доказательства юридической силы не имеют и не могут быть приняты ни в пользу стороны обвинения, ни в пользу стороны защиты.

Из материалов дела изымаются документы, в частности,протоколы, составленные во время проведения следственных действий.

Причина изъятия – намеренная замена одного документа другим:

  • замена протокола добровольной выдачи актом о выемке;
  • замена протокола обыска протоколом изъятия;
  • протокол о проверке показаний на месте заменен актами об осмотре с участием свидетелей и других сторон судопроизводства или с результатами следственного эксперимента.

Если такие действия совершены, то следователь и его команда отвечают по строгости закона.

Виды недопустимых доказательств

Законодательство не дает закрытого списка ничтожных данных, поэтому чтобы разобраться, что относится к ничтожным фактам, а что нет, нужно знать их виды.

К таковым относятся:

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный Кодекс

  • улики, добытые незаконным путем или с применением силы, служебного положения;
  • показания обвиняемого, собранные в ходе следствия в момент отсутствия защитника, в том числе если подозреваемый отказался от защитника;
  • показания обвиняемого, которые он не подтвердил в процессе разбирательства;
  • показания, собранные от потерпевшей стороны, свидетелей и других участников судопроизводства, опирающиеся на догадки или слухи, не имеющие никакого подтверждения или полученные из источника, который не может быть назван;
  • ряд других фактов, добытых путем нарушения кодекса.

Любая улика признается недопустимой, если она добыта незаконным путем. Но нужно различать, какие данные нельзя применить ввиду их неправомерности, а какие можно, даже если они получены путем нарушения законов.

Если в разбирательстве участвует малолетний свидетель, допрошенный без присутствия педагога, то его показания председательствующий не рассмотрит.

Здесь не нарушен закон, но во время допроса свидетеля на него могло оказываться психологическое давление.

А также если этого свидетеля не оповестили о его правах согласно Конституции и не объяснили важность дачи правдивых показаний, или разъяснение прав очевидцу было искажено, то такие показания считаются ничтожными.

Данные не могут быть использованы председательствующим, если онисобраны:

  • с применением психологического воздействия на опрашиваемую сторону;
  • путем применения силы и угрозы физической расправы над опрашиваемым и/или его близкими;
  • способами, не позволяющими опрашиваемому адекватно и трезво оценивать происходящее и контролировать свои действия;
  • путем введения в заблуждение стороны относительно ее конституционных прав при даче показаний.

Должностное лицо не вправе применять способы, ущемляющие свободу и права личности, и наносящие вред ее психическому и/или физическому здоровью при сборе нужных ему сведений.

Критерии признания исследуемых доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный КодексЧтобы признать показание неправомочным, нужны факты, подтверждающие это. Такими доказательствами являются документы, регистрирующие начало проведения оперативных действий до возбуждения уголовного дела.

Улика признается ничтожной, если:

  • она получена субъектом, неправомочнымзаниматься сбором фактов и нарушившим законы о подсудности и подследственности. То есть, действия субъекта не подкреплены и разрешены документально. Разрешение на проведение оперативных действий предоставляет следователь и/ или прокурор;
  • она добыта из источника, который не называется или не указан в УПК;
  • для получения данных оперативная деятельность проведена с нарушением законодательных норм;
  • для сборафактовне проведены следственные действия.

Если проведена экспертиза предмета одежды предполагаемого виновника происшествия, хотя разрешающих документовна это нет, то ее результаты признаются ничтожными. Законодатель четко говорит об этом в федеральных законах.

Задача следователя на этапе сбора сведений и данных – следить за тем, чтобы все действия его и его команды проводились, не нарушая законодательство. В противном случае все, что будет получено, не примет суд.

Лица, имеющие право собирать данные

Законодательство установило закрытый список лиц, имеющих право получать данные для расследуемого дела.

К этим лицам относятся:

  • Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный Кодекс
  • дознаватель;
  • следователь;
  • прокурор;
  • защитник;
  • суд.

Остальные лица, согласно законодательству, признаются ненадлежащими субъектами и не имеют право заниматься поиском данных. В противном случае полученные сведения не приобщаются к делу и в суде не предоставляются.

В судебной практике зафиксированы прецеденты, когда неправомочное лицо собирало улики. Такие данные председательствующий отверг, как полученные незаконным путем. Если они получены от любой стороны должностным лицом с использованием своего положения и с применением угроз лично допрашиваемой стороне или ее родным и близким, то такие данные тоже считаются ничтожными.

Лица, которые злоупотребляют положением во время следствия, подлежат наказанию, согласно Уголовному кодексу.

Источники, относящиеся к ненадлежащим

Данные в ходе расследования собираются из разных источников, которыми выступает:

  • лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело;
  • лицо, чьи права нарушены или нанесен вред здоровью или имуществу;
  • лицо, выступающее свидетелем по расследуемому делу.

Априори эти источники являются достоверными, если не доказано иное. В процессе следствия может выясниться, что сведения, полученные от источника, невозможно использовать в дальнейшем расследовании, так как источник признан ненадлежащим.

К таким источникам относятся:

 

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный Кодекс

  • лица, не отвечающие за свои слова и действия ввиду психического расстройства или физических особенностей организма;
  • лицо, которое отказывается называть своего информатора;
  • сведения, полученные от несовершеннолетних и малолетних свидетелей при отсутствии педагога или законного представителя;
  • допрашиваемый, не предупрежденный об отказе от дачи показаний против родных и близких;
  • лицо, изначально проходившее по делу как подозреваемый, а позже допрошенный как свидетель;
  • гражданин, личность которого не проверена.

Даже если эти источники содержат важную информацию, помогающую раскрыть дело, их сведения в суде не обладают юридической силой. Законодатель относит к ненадлежащим источникам заверенные нотариусом документы, но не зафиксированные в протоколе следствия.

Сторонам обвинения и защиты не стоит опираться на сведения, полученные от указанных выше лиц. Защита или обвинение, опирающиеся на эти факты, не примутся судом.

Результаты, полученные в ходе его исследований, председательствующий может не принять, если эксперт:

  • некомпетентен в исследуемом вопросе;
  • присовокупил своё мнение к результатам;
  • эксперту не озвучено, что наступает ответственность за составление ложного акта;
  • участвовал в деле на ранних этапах как консультант и у него свой интерес в исходе дела.

Даже если мнение эксперта решающее в суде, но оно составлено с нарушением установленных правил, то это мнение отклоняется и рассмотрению не подлежит.

Ошибки при составлении обвинительного заключения

Перед тем как передать дело в суд, составляется обвинительное заключение. Это документ, содержащий в себе обвинительный вывод и обоснования направления дела в суд. Он составляется следователем, а прокурор утверждает заключение.Зафиксированы прецеденты некорректного оформления заключения. Это дает возможность оспорить его в суде.

Заявление составлено некорректно, если:

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный Кодекс

  • факты заменены выводами следователя с использованием стандартных фраз (знал, по заранее составленному плану и т.д), но при этом выводы ничем не подтверждаются;
  • искажение полученных от свидетелей и других участников предварительного следствия сведений путем внесения новых фактов, о которых не рассказывалось;
  • приведение цитат из показаний, носящих исключительно обвинительный уклон;
  • отсутствие доводов в пользу обвиняемого;
  • приложение перечня доказательств без описания.

Если найдена хотя бы одна ошибка в заключении, сторона защиты вправе требовать от председательствующего пересмотреть заключение.

В обязательном порядке адвокат знакомится с приложенными к делу документами и проверяет правомерность.

Порядок признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Чтобы улику признали юридически недействительной, стороны подают ходатайство об исключении данной улики из дела. В прошении указывается основание для признания факта неправомочным. Суд либо удовлетворяет ходатайство,либо отказывает в удовлетворении. Но чаще факты исключаются из дела. Данное процессуальное действие регулирует ст. 235 УПК РФ.

В статье сказано, что подаваемое ходатайство содержит:

  • улику, которую требуется исключить;
  • обоснования, подтверждающие необходимость исключения сведений, при условии, что они зафиксированы в УПК.

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный КодексСуд для удовлетворения ходатайства вправе вызвать на допрос свидетеля, имеющего отношение к исключаемой улике. После допроса к делу приобщается документ, который указан в ходатайстве. Если другая сторона не согласна с исключением улики, то председательствующий вправе показать документы, касающиеся удаляемой улики. Поданное ходатайство рассматривается сразу же после его подачи. Если у председательствующего такой возможности нет, то на рассмотрение просьбы и вынесения решения председательствующему положено трое суток.

Читайте также:  Соучастие в преступлении: формы, виды и признаки соучастия

Когда сторона защиты настаивает на исключении сведений или вещей из расследуемого дела, то сторона обвинения в лице прокурора отстаиваетобратное. Если же другой участник судопроизводства просит удалить сведения, то он должен сам доказывать необходимость этого.

Если дело рассматривается судом присяжных, никто из участников суда не вправе сообщать присяжным, какие сведения или вещи признаны недопустимыми и удалены. В противном случае это нарушение законодательства, которое повлечет за собой негативные последствия.

Важно четко соблюдать установленные законом правила исключения доказательств, в противном случае изменение правил не поможет добиться ничтожности этих данных.

Разделение данных на правомочные и неправомочные – это яркий пример асимметричности оценки их правомерности. Доказательства, которые получены незаконным способом, признаются допустимыми, если сторона защиты подает об этом прошение.

В судебной практике зафиксированыслучаи, когда недопустимые доказательства использовались судом, несмотря на нарушение УПК.

В таком случае сторона обвинения или сторона защиты должны настаивать на исключении данных из материалов дела и отказе в рассмотрении.

Если председательствующий не удовлетворяет ходатайство, то решение председательствующего по делу обжалуется в высшей инстанции с предъявлением документов, подтверждающих неправомерность улик.

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/protsess/nedopustimye-dokazatelstva

Признание доказательств недопустимыми в уголовном процессе: основания, порядок

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный КодексНедопустимые доказательства в уголовном процессе – все, что получены с нарушением процессуального закона (УПК РФ). Такое определение дается в статье 75 УПК РФ. Она же определяет последствия признания доказательств недопустимыми – запрет на использование для построения обвинения и в процессе доказывания прочих обстоятельств, связанных с совершением преступления.

Оценка допустимости и недопустимости доказательства – компетенция следствия (дознания) на стадии расследования уголовного дела и суда на стадии рассмотрения уголовного дела.

Потребовать сделать соответствующую оценку вправе сторона защиты. Это право безусловно принадлежит подозреваемому и обвиняемому.

Поскольку их интересы в полном объеме могут представлять законные представители и адвокаты, эти процессуальные лица также имеют возможность заявить соответствующее ходатайство.

Категории недопустимых доказательств

Статья 75 УПК РФ позволяет отнести к недопустимым доказательствам любые, которые получены с любым нарушением уголовно-процессуального закона. Таким образом, нарушение УПК РФ при получении показаний, вещественных доказательств, перечисленных в ст. 81 УПК РФ, документов, информации, заключения эксперта – единственное основание для признания доказательств недопустимыми.

Специально оговариваются 3 категории недопустимых доказательств:

  1. Неподтвержденные в суде показания подозреваемого и обвиняемого, допрошенных в рамках расследования уголовного дела без участия защитника, в том числе при добровольном отказе от защитника. Если, например, обвиняемый признал свою вину на следствии и сделал это без своего адвоката, а потом в суде отказался от признания, то такие показания не будут иметь никакого значения.
  2. Показания свидетелей и потерпевших, которые основаны на догадках, слухах и (или) предположениях, а также такие свидетельские показания, в которых свидетель не способен назвать источник информации.
  3. Документы, информация, предметы, которые входят в делопроизводство адвоката и получены в рамках ОРМ или следственных действий. Исключение – орудия, средства, оборудование для совершения преступления или со следами преступления.

Все другие доказательства, относительно которых возникает вопрос недопустимости, оцениваются индивидуально на предмет соответствия требованиям УПК РФ при их получении (предоставлении, изъятии и т.д.).

Какие нарушения приводят к недопустимости доказательств

Исходя из формулировки ст. 75 УПК РФ, не имеет значения характер и степень допущенного нарушения процессуального закона.

Нарушение должно касаться порядка получения конкретного доказательства при совершении конкретного процессуального (следственного действия):

  1. Показания потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого получаются в ходе допроса лица, имеющего определенный процессуальный статус, а также в ходе следственного эксперимента, проверки показаний на месте или очной ставки.  В каждом случае допрос или иная форма дачи показаний должны протекать с соблюдением установленных требований. Так, в частности, обязательно разъяснение прав и обязанностей. В ряде случаев при получении показаний обязательно участие других лиц, например, педагога, законного представителя, переводчика, защитника. Нарушение требований УПК РФ при получении показаний – основание признать показания недопустимым доказательством. Нарушением будет и допрос лица, которое фактически не соответствует тому процессуальному статусу, в котором оно допрашивается. Под это основание часто попадают ситуации, когда фактически подозреваемое лицо допрашивается свидетелем, хотя должно быть допрошено именно в качестве подозреваемого.
  2. Часто допускаются нарушения, связанные с получением вещественных доказательств. Сюда относятся, прежде всего, предметы и документы, связанные с преступлением, способные помочь в его обнаружении или установлении обстоятельств преступления. Как правило, вещественные доказательства получаются (изымаются) в ходе осмотра места происшествия, обыска, выемки, следственного эксперимента, реже в ходе других следственных действий. Получение вещественных доказательств должно проверяться на предмет соответствия требованиям УПК, установленным для того следственного (процессуального) действия, в рамках которого получено доказательство.
  3. Заключение эксперта – самое сложное доказательство в части оценки его допустимости/недопустимости. Здесь порой приходится анализировать и оценивать весь процесс производства экспертизы – от получения материалов для исследования и назначения экспертизы до осуществления исследования и подготовки заключения. Кроме того, следует учитывать, что если представленное на исследование доказательство будет признано недопустимым, то и заключение автоматически ставится под сомнение относительно допустимости. Среди других возможных оснований недопустимости заключения эксперта:
  • сведения, ставящие под сомнение профессиональный уровень эксперта, его компетентность, объективность, независимость и другие качества, обязательные для эксперта;
  • нарушения УПК при назначении экспертизы (вынесении постановления и ознакомлении с ним участников процесса);
  • нарушения УПК и других нормативно-правовых актов при производстве исследования, в том числе нарушения, касающиеся экспертной деятельности.
  1. Протоколы следственных и судебных действий. Не многие знают, что эти документы сами по себе являются доказательствами и должны отвечать определенным требованиям к составлению и оформлению. Тем не менее, здесь часто допускаются и нарушения, и ошибки. Порой забывают поставить дату или время, либо поставят, но неверные. Нередко отсутствует в том или ином месте подпись. Поскольку многие протоколы сегодня печатаются (заполняются) на компьютере, не исключены технические ошибки, пропуски граф, оставление старых записей от прошлых протоколов и т.п.
  2. Результаты оперативно-розыскной деятельности (ОРД) и оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ). Сразу необходимо сказать, что результаты ОРД и ОРМ не являются сами по себе доказательствами по уголовным делам и не могут быть приобщены просто так. Не включены они в перечень доказательств по уголовному делу, который определен ст. 74 УПК. Из-за неверных подходов следователей и дознавателей к правилам приобщения ОРД и ОРМ допускается большое количество ошибок. При этом очень часто именно на результатах такой деятельности базируется как обвинение, так и весь доказательственный блок. Для получения результатами ОРД и ОРМ статуса доказательств они должны быть:
  • проверены на предмет законности получения в рамках соответствующего ОРМ;
  • осмотрены с составлением протокола и, если нужно, с применением технических средств и участием специалиста (эксперта);
  • исследованы, если нужно, в рамках соответствующей экспертизы на предмет подлинности и отсутствия искажений (повреждений);
  • приобщены к делу в качестве документов или вещественных доказательств – в зависимости от того, каким признакам отвечают.

Зачастую нарушения закона очевидны, и не требуется прикладывать больших усилий, чтобы их выявить.

Их основные причины – низкий профессиональный уровень оперативных работников, следователей и дознавателей, невнимательность или халатность с их стороны. Но бывают и спорные ситуации.

Как правило, споры разгораются там, где доказательство имеет особую важность для дела и не все гладко прошло при его получении.

Чаще всего под сомнение ставятся:

  • заключения экспертиз;
  • результаты обысков и выемок;
  • результаты ОРМ;
  • цепочка взаимосвязанных доказательств, на которых строится обвинение.

Процедура признания доказательств недопустимыми

Доказательства, полученные с нарушением закона - Уголовный Кодекс

  • на стадии расследования дела – в адрес следователя или дознавателя;
  • на стадии рассмотрения дела судом – в адрес суда.

В подавляющем большинстве случаев вопрос о признании доказательств недопустимыми ставится перед судом.

Для признания доказательства недопустимым подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) или его защитник (адвокат) должны заявить соответствующее ходатайство. Это можно сделать как в устной форме, так и в письменном виде.

Для ходатайства нет специальных требований и формы, но оно должно содержать:

  1. Указание на то, какие именно доказательства (доказательство) должны быть признаны недопустимыми.
  2. Обоснование ходатайства – в чем заключается нарушение, допущенное при получении доказательства, чем подтверждается наличие нарушения.

Если оспаривается цепочка взаимосвязанных доказательств, то достаточно бывает признать недопустимым самое первое. Например, если какой-то предмет был изъят незаконно (с нарушением УПК) и такое доказательство признается недопустимым, то этого может быть достаточно, чтобы сразу же признать недопустимым, скажем, заключение экспертизы, где исследовался изъятый предмет.

С другой стороны, вовсе необязательно, что, признав какое-либо доказательство недопустимым, суд сделает то же самое и по отношению к другим доказательствам, в том числе взаимосвязанным.

Поэтому часто приходится не просто готовить ходатайство, а выстраивать целую логическую цепочку и шаг за шагом признавать доказательства недопустимыми, чтобы разрушить доказательственную базу обвинения.

Ходатайство рассматривается судом сразу по мере поступления. Оно либо удовлетворяется, либо нет. Оспорить решение можно только вместе с приговором.

Признание доказательств недопустимыми в уголовном процессе встречается в российских судах все чаще и чаще. Однако серьезного влияния на ход процесса, как правило, не оказывает. Достаточно посмотреть статистику оправдательных приговоров и того, что послужило для них поводом.

Источник: https://law03.ru/crime/article/priznanie-dokazatelstv-nedopustimymi-v-ugolovnom-processe

Ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона

Право на заявление ходатайства об исключение недопустимых доказательств относится к одному из наиболее трудно реализуемых процессуальных прав стороны защиты.

Читайте также:  Виды убийств: уголовно-правовая характеристика и статья по УК РФ

Складывающаяся правоприменительная практика ориентирует следственные и судебные органы на разграничение существенных и несущественных отступлений от порядка уголовного судопроизводства.

Соответственно, для того, чтобы допущенное нарушение процедуры было признано существенным нарушением закона, влекущим признание незаконности получения конкретного доказательства, это нарушение действительно должно быть вопиющим. Хотя в ст.75 УПК РФ подобного разграничения не предусмотрено, тем не менее, защитникам надо ориентироваться на реальную правоприменительную деятельность, на реальное состояние российского уголовного судопроизводства.

В приведённом варианте ходатайства адвокат защитник описал достаточно подробно (в том объёме, чтобы это было понятно) причины, влекущие признание незаконности получения и использования вещественных доказательств. Эти причины систематизированы для удобства их разрешения соответствующим должностным лицом. Данное ходатайство заявлено следователю. Но, оно могло быть заявлено и руководителю следственного органа.

В данном случае, адвокат защитник обращается с ходатайством непосредственно к следователю, чтобы в случае вынесения следователем постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, адвокат защитник мог обратиться с жалобой в порядке ст124 УПК РФ к руководителю следственного органа или к прокурору по своему усмотрению.

Обращаться с жалобой в суд в порядке ст.125 УПК РФ, в данном случае, вряд ли имеет смысл, так как суды уклоняются от предметного исследования доказательств в части проверки процедуры их получения и закрепления. Эти вопросы суды относят к компетенции суда первой инстанции, в который будет направлено уголовное дело для его разрешения по существу.

Что касается именно протокола обыска, то, возможность выявления и фиксации нарушений закона, допущенных следователем, всецело зависит от профессионализма адвоката защитника, участвующего в этом следственном действии. Именно на него возлагается задача выявить в действиях следователя нарушение порядка уголовного судопроизводства. И не просто нарушения, а существенные нарушения, которые будут признаны таковыми в суде.

В предлагаемом варианте ходатайства обзорно продемонстрированы некоторые действия защитника, имевшие место при производстве обыска, на которые адвокат защитник ссылается в своих замечаниях, занесенных в протокол обыска.

Тем самым, защитник реализовал свою главную цель – опорочить протокол следственного действия таким образом, чтобы он из доказательства обвинения (цель и задача следователя) преобразовался в доказательство защиты. В этом суть миссии защитника, участвующего в следственном действии.

Иначе, мы будем наблюдать лишь «присутствие» защитника, подтверждаемое его формальными подписями в протоколе следственного действия. И никакой пользы. Оспорить протокол обыска и любого следственного действия, в котором отсутствуют замечания защитника, практически невозможно.

Вред от такого бездействия защитника может оказаться невосполнимым, что чревато неизбежным обвинительным приговором.

Конечно, не всегда у стороны защиты наличествуют достаточные доводы, для признания доказательств недопустимыми, подлежащими исключению из совокупности доказательств по уголовному делу.

Заявлять в такой ситуации ходатайство об исключении доказательств или не заявлять – это предстоит решать самой защите. Мы можем констатировать лишь то, что следственная и судебная практика изобилуют примерами, когда защитник мог предпринять эффективные действия, но, не сделал этого, упустив свой шанс.

И, наоборот. Защитник предпринимал определённые действия, полагая, что тем самым будет улучшено положение обвиняемого, но, результат оказывался противоположным. Положение обвиняемого ещё более усугублялось. Всё зависит от профессиональной компетенции конкретного адвоката защитника.

Поэтому к приглашению защитника необходимо отнестись со всей серьёзностью, чтобы впоследствии не сожалеть об упущенных возможностях.

Предметы и документы признаются вещественными доказательствами по уголовному делу в порядке, установленном ст. 81 УПК РФ, при условии соблюдения процедуры их изъятия, предусмотренной в ст.ст.182,183 УПК РФ. Порядок уголовного судопроизводства обязателен для следователя (ч.2, ст.1 УПК РФ).

В силу ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются недопустимыми и не могут использоваться для целей уголовно-процессуального доказывания.

Эти требования закона следователем не выполнены.

1. Все указанные вещественные доказательства незаконно признаны таковыми.

Перечень условий признания вещественных объектов доказательствами по уголовному делу определён в ч.1, ст.81 УПК РФ.

Постановление следователя о признании изъятых документов и предметов вещественными доказательствами должно соответствовать требованиям ч.4, ст.7 УПК РФ. Таким образом, следователь обязан был указать в своём постановлении признаки вещественного доказательства, которые подпадают под дефиниции ч.1, ст.81 УПК РФ и которые были выявлены следователем при осмотре изъятых объектов.

Однако, из постановления следователя непонятно, по каким признакам, перечисленным в ч.1, ст.81 УПК РФ, следователь признал документы и предметы, изъятые при производстве обыска в коттедже К.___________, вещественными доказательствами. Иными словами, непонятно, какое отношение имеет изъятое к преступлению, предусмотренному в ст._____ УК РФ, в совершении которого обвиняется К.__________.

Следователь таковые признаки не выявил, поскольку об этом ничего не сказано ни в протоколе обыска, ни в протоколе осмотра. С данными протоколами следователь нас ознакомил по время допроса К.__________ в качестве обвиняемого с моим участием в качестве защитника.

Таким образом, у следователя отсутствовали законные основания для признания всех изъятых предметов и документов вещественными доказательствами по настоящему уголовному делу.

2. Изъятие предметов и документов произведено следователем с нарушением процедуры производства обыска.

В силу императивных требований ч.10, ст.182 УПК РФ, — изымаемые предметы и документы предъявляются понятым… при необходимости они упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц…

Из этого нормативного установления следует, что следователь обязан был не просто продемонстрировать понятым изымаемое, но, обратить их внимание на существенные признаки изымаемых объектов, что давало право их изымать, о чём сделать отметку в протоколе, что именно эти признаки соответствуют перечню ч.1, ст.81 УПК РФ, то есть, являются юридическими основаниями для изъятия этих конкретных вещественных объектов с целями, предусмотренными в законе, а не сообразно вольной трактовке лично следователем признаков вещественных доказательств.

В силу ч.13, ст.182 УПК РФ, в протоколе обыска должно быть точно указано, ГДЕ, В КАКОМ МЕСТЕ, ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ были обнаружены каждый из изымаемых объектов. Их индивидуальные признаки должны быть перечислены в протоколе.

Эти обязательные в силу закона действия следователем не выполнены.

Так, в протоколе обыска не указано, ГДЕ, КЕМ и КАКИМ ОБРАЗОМ были обнаружены каждый из изъятых предметов и документов, не указано, были ли они предъявлены понятым и присутствовали ли понятые не просто при их изъятии, но, и при их обнаружении, то есть, на месте их нахождения и последующего изъятия. Полагаю, очевидным, что ВЗЯТЬ в руки объекты после их обнаружения вправе только следователь.

Согласно замечаниям, занесенным в протокол обыска мной, как адвокатом защитником, во время обыска присутствовали некие три оперативных сотрудника, однако, в протоколе обыска не указаны правовые основания их участия в обыске, то есть, каков их правовой статус. Их права следователь им не разъяснял.

Порядок производства следственного действия вообще никому не был разъяснён, в связи с чем понятые не знали, как им надо себя вести и что они обязаны наблюдать за всеми действиями лица, производящего обыск. Соответственно, понятые не наблюдали и иногда не имели возможности наблюдать, где находятся и что делают каждый из оперативных сотрудников.

При этом, в постановлении судьи о даче разрешения на производство обыска в жилище не предусмотрено участие в обыске иных лиц, кроме следователя. Ничего не сказано про оперативных сотрудников и в постановлении следователя о возбуждении перед судом ходатайства о даче разрешения на производство обыска в жилище К.________.

Таким образом, присутствие во время обыска оперативных сотрудников являлось незаконным и необоснованным.

Кроме того, в протоколе обыска не указано, где находились каждый из трёх оперативных сотрудников до начала обыска и во время обыска, проводимого следователем последовательно во всех помещениях коттеджа, которых насчитывалось 27, включая прихожую, подвальные помещения и хозяйственные пристройки. Обыск производился в течение более 4-х часов, после чего, в течение 1,5 часов составлялся протокол обыска, ход которого в протоколе обыска отражён неполно.

В частности, в замечаниях защитника к протоколу обыска указано, что понятых привел оперативный сотрудник, отказавшийся представиться, который (№ 1) перемещался по коттеджу бесконтрольно, не получив разрешения от следователя. Эти перемещения не могли наблюдать понятые. Эти перемещения оперативного сотрудника № 1 не отражены и в протоколе обыска.

Оперативные сотрудники № 2 и № 3 остались у входа, однако, это не препятствовало им также перемещаться внутри коттеджа после того, как следователь с понятыми проследовали в другие помещения, в частности, в столовую и гостиную, отгороженные от входной двери перегородкой и дверями, которые были прикрыты, что не давало возможности понятым наблюдать за оперативными сотрудниками.

Следователем был объявлен перерыв для поиска ключа и открытия подвальных помещений и в это время понятые ходили в туалет. В этот момент они вообще не могли видеть оперативных сотрудников, которые якобы вышли на улицу курить, но, где они в действительности в это время находились, в протоколе обыска не зафиксировано.

Обнаружение нескольких предметов и документов было произведено следователем после этого, что не исключало привнесение этих предметов и документов оперативными сотрудниками.

Поскольку, следователем не было предложено выдать добровольно искомые им объекты, то, непонятно, что искал следователь. Искомое не конкретизировано и в судебном постановлении. Что делало обыск беспредметным (непонятно, что следователь искал и хотел обнаружить).

Поэтому, явно подброшенные предметы и документы оказались не имеющими отношения к обвинению, предъявленному К.___________, что усматривается и из постановления о назначении экспертизы.

Сказанное подтверждается тем, что согласно обвинению, К.__________ совершил действия _______________________ в период с 20___ по 20____ г.

, а обнаруженные документы датированы годом позже, но, это не могло иметь места, поскольку в этот период времени К.

___________ уже находился вне пределов Российской Федерации и физически не мог изготовить изъятые документы, как это утверждается в обвинении.

Читайте также:  Постановка несовершеннолетнего на учет – в каких ситуациях имеет место и чем грозит ребенку

Мной собственноручно отражено в замечаниях к протоколу обыска, что нахождение обнаруженных «чистых» объектов на покрытой пылью полке означает, что эти объекты были положены на пыльную полку позднее, чем обрадовалась пыль.

Вместе с тем, когда дверь в это подвальное помещение была открыта, никаких следов на полу не зафиксировано.

Следы на полу образовались только после того, как участники обыска зашли в данное помещение, на что мной обращено внимание понятых, когда был составлен протокол обыска и мной вносились в него замечания.

Более того, на указанные объекты показал оперативный сотрудник, который, по версии защиты, и подбросил эти объекты на полку, так как именно он находился рядом с полками, когда следователь и понятые осматривали содержимое книжного шкафа, расположенного напротив вертикальных полок (стеллажей).

При таких обстоятельствах, законность обнаружения изъятых объектов вызывает неустранимое сомнение, что исключало признание их по уголовному делу вещественными доказательствами.

3. Вещественные доказательства хранились ненадлежащим образом.

Хранение вещественных доказательств регламентировано положениями ст.82 УПК РФ.

В соответствии с ч.1. ст.82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле, с соблюдением ведомственной Инструкции о порядке хранения вещественных доказательств.

Согласно материалов уголовного дела, в период с _______ по _______ и в период с _______ по ________ следователь находился в отпуске. В связи с чем уголовное дело принимал к своему производству другой следователь У.__________, кабинет которого находится в другом месте.

Однако, принимая уголовное дело к своему производству, новый следователь У.__________ не принимал на хранение вещественные доказательства и место их нахождения в указанный период времени неизвестно. Кто мог иметь доступ в кабинет следователя во время его отпуска, также неизвестно, что вытекает из ответа начальника следственного отдела на запрос адвоката.

Ненадлежащее хранение вещественных доказательств подтверждается фактом отсутствия в уголовном деле первичных упаковок, в которые были помещены изъятые предметы и документы по завершении обыска, а также фактом нарушения целостности упаковки, в которую были помещены вещественные доказательства после их осмотра следователем на момент их направления для производства экспертизы. На это указано в заключении экспертов, где они описывали состояние объектов, поступивших от следователя согласно постановлению о назначении судебной экспертизы.

При таких обстоятельствах, ни вещественные доказательства, ни заключение экспертов не отвечают признакам доказательств и подлежат исключению из числа доказательств на основании ч.1, ст.75 УПК РФ.

На основании вышеизложенного,

руководствуясь ст. ст. 53; 75, 81; 182; 183 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Исключить из числа доказательств по настоящему уголовному делу все вещественные доказательства, изъятые в коттедже обвиняемого К.___________ по время обыска «___» ________ 20___ г.

  1. Исключить из числа доказательств также заключение экспертов №___ от «___» ________ 20___ г, поскольку при производстве данной экспертизы использовались указанные вещественные доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона.

Приложение:

  1. копия загранпаспорта К., имеющего штампы выезда из РФ;
  2. копии фотографий К. по месту его пребывания вне пределов РФ;

С уважением,

Адвокат                                                 _______________ А.П. Антонов

Источник: https://pravo163.ru/xodatajstvo-ob-isklyuchenii-dokazatelstv-poluchennyx-s-narusheniem-zakona/

Проблемы и последствия признания доказательств недопустимыми

На сегодняшний день, в условиях демократического государства особое внимание стало уделяться развитию институту доказывания в уголовном процессе. Актуальным аспектом данного института выступают проблемы допустимости доказательств. Допустимость доказательств по своей природе выступает как некое средство охраны и защиты человека и общества.

Уголовно-процессуальное законодательство [1] повышает требования к реализации принципа законности, тем самым устанавливая, что доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми (ст.75 УПК). Использование недопустимых доказательств запрещается. Кроме этого, такие доказательства не будут служить основанием для обвинения, и использоваться в целях доказывания каких-либо обстоятельств, при производстве по уголовному делу.

Законодатель говорит о том, что доказательства признаются недопустимыми по ходатайству подозреваемого и обвиняемого, а также по инициативе прокурора, следователя и дознавателя (ч.3 ст.88 УПК РФ). Как правило, факт того, что доказательства, которые получены по уголовному делу, по какому-либо основанию будут являться недопустимыми, не решает данный вопрос в целом.

Практика по уголовным делам, которая реализует положение о недопустимости доказательств, сталкивается с рядом проблем, чаще всего возникающих из-за пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве.

Законодатель в статье 75 УПК РФ одним из оснований для признания доказательств недопустимыми устанавливает, что недопустимыми являются доказательства, которые были получены с иными нарушениями требований УПК РФ, но при этом не определяет конкретных признаков нарушений, которые позволяли бы оценивать доказательства, как недопустимые.

При анализе практики применения данного института можно заметить, что из-за такой законодательной регламентации признание доказательств недопустимыми в случае иных нарушений действующего законодательства, вызывает проблемы на практике.

К недопустимым доказательствам законодатель относит: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 Уголовно-процессуального Кодекса; иные доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса.

Позиция Конституционного Суда РФ заключается в том, что в соответствии с УПК РФ устранение дефектных с процессуальной точки зрения доказательств должно осуществляться во время предварительного слушания.

Но иногда, случается так, что несоответствие доказательств требованиям закона не является очевидным и требует проверки при помощи других доказательств, и тем самым, допускается перенос рассмотрения вопроса о допустимости указанных доказательств в последующие этапы уголовного судопроизводства.

Аналогичной позиции придерживается и Пленум Верховного Суда РФ, который говорит о том, что суд, при решении вопросов о недопустимости доказательств по уголовному делу, должен по каждому конкретному случаю выяснять, в чем конкретно выражалось нарушение.

Комментируя историю появления данного положения, бывший заместитель Председателя Верховного Суда РФ А. Е.

Меркушов отметил, что такое разъяснение было сформулировано по многочисленным предложениям судов, поскольку во многих случаях «исключительно по формальным основаниям доказательство признавалось судом недопустимым и не выяснялось, в чем же конкретно выразилось нарушение. В результате ущемлялись конституционные права граждан, потерпевших от преступлений» [3].

Стоит также обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» [2].

В данном нормативном акте говорится о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст.75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

В постановлении разъясняется что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Хотелось бы отметить тот факт, что на практике довольно часто встречаются случаи когда доказательства представлены с соблюдением всех установленных требований уголовно-процессуального законодательства, но получены они в ходе грубого нарушения некоторых конституционный прав человека и гражданина, то есть, при собирании таких доказательств к лицам, которые причастны к данному уголовному делу применялись различного рода действия, запрещенные законодательством, но процессуальное оформление таких действий оформляются по всем требованием уголовно-процессуального законодательства.

В качестве примера можно привести случай применения психологических пыток сотрудниками РУВД Советского района г. Казани, совершенные в начале 2018г. Данные лица на протяжении достаточно долгого времени применяли к задержанным пытки, но при этом, сотрудниками правоохранительных органов были соблюдены все требования УПК РФ при оформлении следственных действий.

Потерпевшим наносились удары, которые, при проведении соответствующих экспертиз, довольно сложно было установить и, соответственно, доказать. На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что, несмотря на нарушение конституционный прав граждан, данными лицами были соблюдены все процессуальные требования к форме. И доказательства признавались допустимыми до момента установления данного должностного преступления.

Естественно, имелся факт утаивания подробностей сотрудниками РУВД. Наличие подобных преступлений говорит о несоответствиях норм уголовно-процессуального закона в части признания доказательств недопустимыми, так как имеют место нарушения конституционных прав человека и гражданина. На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что, несмотря на нарушение конституционный прав граждан, данными лицами были соблюдены все процессуальные требования к форме.

И доказательства признавались допустимыми до момента установления данного должностного преступления. Естественно, имелся факт утаивания подробностей сотрудниками РУВД. Наличие подобных преступлений говорит о несоответствиях норм уголовно-процессуального закона в части признания доказательств недопустимыми, так как имеют место нарушения конституционных прав человека и гражданина.

Подводя итоги следует сказать, что институт доказывания и доказательств в Уголовном процессе является достаточно дискуссионным предметом. Тем самым вопрос о допустимости доказательств является один из важнейших в теории и практике доказывания, он тесно связан с задачами охранительного типа судопроизводства, принципом охраны прав и свобод личности в уголовном процессе.

Источник: https://moluch.ru/th/9/archive/113/3831/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector