Хранение наркотиков: ответственность и судебная практика

В практике наших правоохранительных органов в случае обнаружения у граждан больших доз наркотических, психотропных веществ или их аналогов возбуждать дела по ст. 228.1 УК РФ «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества», что является неправильным. Ссуды, вынося приговор, вынуждены переквалифицировать дела на 228 УК РФ.

Хранение наркотиков, ответственность и судебная практика

Один лишь факт расфасовки наркотических средств, его приобретение и/или перевозка не могут достоверно доказывать наличие цели сбыта данного вещества. Доказательствами в данном случае могут быть: признательные показания задержанного, свидетелей, результаты оперативных мероприятий, переписка мессенджерах, смс, социальных сетях и т.д.

В соответствии с действующим законодательством одно лишь предположение невозможно положить в основу обвинения, должно быть доказано наличие умысла, но, видимо, нашим правоохранительным органам в погоне за «палочкой» за раскрытое уголовное дело это неважно.

Что свидетельствует об умысле на сбыт наркотических средств?

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», об умысле на сбыт указанных средств, веществ или их аналогов могут свидетельствовать их:

  • приобретение;
  • изготовление;
  • переработка;
  • хранение;
  • перевозка лицом, самим их не употребляющим;
  • количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке;
  • наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

По данной категории дел очень часто в обвинении не отражается умысел обвиняемого именно на сбыт наркотических средств, отсутствуют сами признаки сбыта наркотических средств. То есть речь идет о предположениях писавшего обвинительное заключение человека, не основанных на доказательствах и установленных по делу обстоятельствах, я являются лишь предположением следствия.

Более того, когда следователи пытаются увечить свои показатели по данной категории дел, они, как правило, не учитывают при предъявлении обвинения следующие нормы УК и УПК РФ, а именно:

  • ст. 5 УК РФ – объективное вменение не допускается;
  • ст. 14 УПК РФ — обвинительный приговор не может быть основан на предположениях;
  • ст. 171 УПК РФ — обвинение должно строится на достаточных доказательствах, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления.

Это в последующем ведет к переквалификации дела в суде при наличии хорошего защитника. По данной категории дел именно следствие должно доказать, что наркотики хранились или перевозились с целью сбыта, а не для личного употребления, а также реализацию веществ другому человеку.

Одного предположения со стороны правоохранительных органов о наличии у обвиняемого умысла на сбыт наркотических веществ недостаточно, обвинение должно быть доказано.

На органы прокуратуры действующим законодательством возложена обязанность следить за правильной квалификации преступления, соблюдением закона при производстве уголовных дел и направлять в суд дела надлежащим образом расследованные. Однако на практике это делается не всегда.

Иногда по делам данной категории можно встретить позицию прокурора, что даже при отсутствии доказательств по покушению на сбыт или сам сбыт наркотических средств, прокурор направляет уголовное дело в суд с обвинительным заключением именно по ст. 228.1 УК РФ и тогда адвокату уже в суде предстоит добиваться правильной квалификации преступления.

На практике, данная позиция прокуратуры заключается в нежелании вникать в суть уголовного дела, во все обстоятельства доказанности вины, в наличие обстоятельств, свидетельствующих о покушении на сбыт или на сам сбыт наркотических веществ, и все поданные жалобы адвоката отклоняются и не достигают нужного эффекта, а положительного результата можно достичь только в суде, где уголовное дело переквалифицируется.

Хранение наркотиков, ответственность и судебная практика

Переквалификация на «хранение без цели сбыта» – судебная практика

В моей практике был следующий случай: Гражданин Р. был задержан с большой партией наркотических веществ (марихуана), ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на сбыт наркотических веществ).

В ходе следствия гр-н Р. признал факт хранения наркотических средств для личного потребления, без цели сбыта. Я как адвокат обвиняемого заявлял ходатайства на следствии о переквалификации действий гр-на Р.

на хранение, но следователь и прокуратура по надуманным причинам отказались переквалифицировать.

Расфасовка наркотических средств привела органы следствия к выводу, что умысел на сбыт все-таки присутствовал в действиях обвиняемого.

В судебном заседании я снова заявил ходатайство о переквалификации действий обвиняемого. Мне удалось доказать, что имеющиеся у обвиняемого наркотические средства были приобретены им уже в расфасованном виде исключительно для личного потребления.

Суд согласился и с другим моим доводом, что в материалах дела не было ни одного объективного доказательства, подтверждающего намерение обвиняемого на сбыт наркотических веществ. В связи с чем, ввиду отсутствия достаточной совокупности доказательств с учетом ч.3 ст. 14 УПК РФ, пришел к выводу о необходимости переквалификации действий гр-на Р с ч.3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ, на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Источник: https://www.9111.ru/questions/777777777355707/

Дела по сбыту наркотиков

Обратите внимание! Информация из данной статьи может быть не полной, по причине частого изменения законодательства. Кроме того, конкретно Ваша ситуация, возможно, требует более детального изучения. Поэтому, проконсультируйтесь с адвокатом по телефону.

Главная задача адвоката — выявить все обстоятельства, свидетельствующие о невиновности клиента, либо смягчающие его ответственность. Несколько примеров из практики помогут понять, какие стратегии защиты эффективны при возбуждении уголовного дела по сбыту наркотиков, и когда их можно использовать.

Какие действия квалифицируются по ст. 228.1

В это понятие действующим законодательством включается не только собственно продажа, но и безвозмездная передача, дарение, погашение долга, обмен на что-либо, а также предоставление наркотического (психотропного) вещества в долг. Так же рассматривается введение инъекции, исключая случай, когда это делается по просьбе наркозависимого, и запрещенная смесь принадлежит ему. Очевидно, что доказать обратное в подобной ситуации достаточно сложно.

При этом ключевое обстоятельство — свободное волеизъявление обеих сторон. Не может быть квалифицировано по этой статье, например, подбрасывание (скрытое подкладывание) наркотика человеку, который об этом не знает. В то же время Пост.

Верховного суда № 14 разъясняет, что сама по себе передача может осуществляться разными способами. В том числе к ним относятся «закладки» в обусловленных тайниках, отсылка сообщений покупателю о месте, где находится товар, пересылка с помощью почтового отправления.

Если при этом наркотическое вещество пересечет границу ТС или России, то это будет уже контрабанда наркотиков.

Таким образом, обвинение по ст. 228.1 предполагает наличие договоренности между участниками, и в 90% речь идет о купле (продаже). Это обстоятельство должно быть доказано материалами предварительного следствия, в ином случае основания для квалификации по названной норме УК отсутствуют.

Пример 1. Прекращение дела по сбыту наркотиков

Жительница Санкт–Петербурга обвинялась в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 228.1, что грозило ей наказанием в виде лишения свободы до 8 лет. В результате грамотно проведенной защиты, суд счел необходимым прекратить уголовное дело по указанной статье, ввиду отсутствия состава преступления. Основание: в судебном заседании не были добыты достаточные доказательства совершения данного преступления.

Хранение или приготовление к сбыту?

На практике часто возникает ситуация, когда предъявляется обвинение в приготовлении к сбыту на основании того, что у обвиняемого были найдены наркотические вещества в крупном размере, особенно если они хранились в расфасованном виде. Это считают доказательством умысла на незаконную реализацию. При этом не принимаются во внимание доводы, что оно хранилось с целью собственного потребления.

Однако предположение нельзя положить в основу обвинения, наличие умысла должно быть доказано. В результате неправильной квалификации возможно назначение более сурового наказания, чем заслуживает подсудимый. Разница в уровне ответственности за умышленные действия по сбыту, за хранение, изготовление или перевозку наркотика показана в таблице.

Размер наркотического вещества/квалификация преступления Штраф/срок лишения свободы
Ст. 228 (лет) (приобретение, перевозка, хранение, переработка) Ст. 228.1 (лет) (сбыт, производство, пересылка)
Независимо от размера от 4 до 8
Значительный до 3 альтернатива: исправительные работы от 8 до 15 то же — либо группой лиц по сговору
Крупный от 3 до 10 от 10 до 20 то же — в составе организованной группы, с использованием служебного положения
С отягчающими обстоятельствами: в изоляторе, общественном месте, по Интернету от 5 до 12
Особо крупный от 10 до 15 от 15 до 20

Кроме того, в каждом случае может быть назначено дополнительное наказание в виде штрафа до 500 тыс. рублей, ограничения свободы на определенный срок, запрета заниматься некоторыми видами деятельности.

При квалификации преступления по статье 228 УК РФ возможно даже освобождение от уголовной ответственности, если человек совершил преступление впервые, оказал активную помощь следствию, и добровольно сдал запрещенные вещества.

Переквалификация деяния существенно облегчает участь подсудимого (обвиняемого), именно поэтому в деле желательно участие опытного адвоката. Только юрист, специализирующийся на уголовном праве, может правильно оценить имеющиеся возможности, и выработать эффективную тактику поведения.

Пример 2.Переквалификация на статью с более мягким наказанием

Гражданин Узбекистана М., проживающий в Ленинградской области обвинялся по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 228.1. У него было обнаружено 4,5 г героина, расфасованного в индивидуальные пакеты. В связи с крупным размером изъятой смеси, он мог лишиться свободы на 20 лет. Дело завершилось вынесением приговора по ст. 228 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ (назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей) — 2 года колонии.

Поиск смягчающих обстоятельств

В процессе судебного разбирательства защитник использует все допустимые законом возможности. Исходя из имеющейся фактов, он рекомендует действия, которые дают возможность применить нормы УК, снижающие срок до минимального предела:

  • ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке;
  • заключение соглашения о сотрудничестве;
  • полное или частичное признание вины;
  • проведение экспертизы по выявлению наркозависимости;
  • предоставление ходатайств с места работы;
  • привлечение к разбирательству членов семьи.
Читайте также:  Причинение смерти по неосторожности – статья УК РФ и мера наказания

В каждом конкретном случае стратегия и тактика защиты вырабатывается индивидуально, поскольку не бывает совершенно одинаковых людей, и ситуаций. Даже в очень сложном деле можно найти основания для вынесения более мягкого приговора. Достаточно часто, например, в делах по сбыту запрещенных смесей принимают участие посредники, которые обвиняются в соучастии. Нередко их роль сводится к тому, что они сообщили приобретателю адрес, имя, данные о весе, цене. Согласно последнему Постановлению Верховного суда привлечь к ответственности за такие действия можно лишь в случае, когда посредник передал данные по указанию продавца, и знал об их истинном значении.

Пример 3. Наказание ниже низшего предела

Защита осуществлялась в отношении гражданина М., продавшего смесь с героином гр. А, который его приобрел, и передал сотруднику полиции, проводившему ОРМ.  М. было предъявлено обвинение в продаже наркотического вещества в особо крупном размере по предварительному сговору (от 15 до 20 лет заключения). Гражданину А. — в пособничестве, его незаконном хранении (от 10 до 15 лет). Дело осложнялось тем, что у обоих обвиняемых имелась непогашенная судимость. Результат работы адвокатов: с учетом ст. 64, 66, 68 УК РФ М. было назначено 8 лет 2 мес., А. — 2 года 6 месяцев без штрафа.

Провокационные действия при проведении закупки

Судебная практика по сбыту наркотиков свидетельствует о том, что половина обвинительных приговоров основана на результатах  оперативно–разыскной деятельности (ОРД). Проверочная закупка — эффективный способ выявления наркодилеров, и разрешена законом. При этом обязательно соблюдение следующих условий:

  1. на момент проведения мероприятия у сотрудников МВД должна иметься информация о фактах реализации наркотических средств лицом, в отношении которого проводится проверочная закупка;
  2. во время осуществления мероприятия должна соблюдаться законность (например, в квартиру обвиняемого оперативник может попасть только с его согласия или приглашения, либо на основании решения суда).

К сожалению, при проведении ОРМ допускаются и многочисленные нарушения.

Если цель мероприятия: установить факт сбыта наркотиков, практика показывает, что подозреваемого часто уговаривают под тем или иным предлогом совершить противоправное деяние, несмотря на его неоднократные отказы.

Если подобные методы оперативников получат подтверждение, суд признает результаты ОРД недопустимым доказательством. При отсутствии объективных независимых оснований для проведения проверки, ставится под сомнение наличие состава инкриминируемого преступления.

Выработка стратегии и позиции по делу

Работа адвоката начинается с того, что из большого объема информации, собранной по делу, он вычленяет факты, имеющие юридическое значение.

После этого:

  1. анализирует версию подзащитного (поддерживает ее или предлагает свою);
  2. оценивает ситуацию, выявляя факты, указывающие на его невиновность, либо смягчающие приговор;
  3. вырабатывает план поведения, исходя из вероятного развития событий.

Он активно ищет доводы в пользу своего доверителя, о которых последний может не знать, или умалчивать, не придавая им значения. Окончательная позиция вырабатывается уже после проверки и оценки всех доказательств, имеющихся в деле.

Только квалифицированный юрист может выделить из их совокупности недопустимые, ложные, или недостаточные для обвинения. Чем раньше адвокат привлекается к делу, тем раньше будет выработана оптимальная стратегия защиты.

Пример 4. Назначение условного срока

Житель Санкт-Петербурга В. был обвинен в приготовлении к сбыту, у него был изъят амфетамин, 46, 4 г. В процессе судебных заседаний было доказано, что его большую часть он выдал добровольно, что существенно уменьшило размер ответственности. Подсудимый признал вину, медицинская экспертиза выявила у него наличие наркозависимости, он дал согласие на лечение. Было представлено ходатайство с работы, положительные характеристики. С учетом всех обстоятельств был вынесен приговор за хранение психотропных веществ, наказание — 4 года условно.

Источник: http://911botsman.ru/sbit_narkotikov

Елинский А.В. Зарубежная конституционно-судебная практика об уголовной ответственности за приобретение и хранение наркотиков для личного потребления

А.В.Елинский, главный консультант Управления конституционных основ уголовной юстиции Конституционного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук

Конституционный Суд РФ не рассматривает саму по себе криминализацию ответственности за оборот наркотиков, в том числе, их приобретение и хранение для личного потребления, как вопрос, имеющий конституционно-правовое значение с точки зрения его соотношения с конституционными положениями и принципами, гарантирующими свободное развитие личности.

Так, в Определении от 26 января 2010 г. №77-О-О[2] Конституционный РФ отклонил доводы заявителя о том, что часть первая статьи 228 и часть первая статьи 232 УК РФ не соответствуют статьям 19 (части 1 и 2), 27 и 54 (часть 2) Конституции РФ, поскольку позволяют привлекать к уголовной ответственности за изготовление и хранение наркотических средств, предназначенных исключительно для личного потребления, то есть деяния, не представляющие общественной опасности.

Мотивируя свое решение, Конституционный Суд РФ сослался на Конвенцию о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года, которая к деяниям, за совершение которых государства-члены должны установить уголовную ответственность, относит, в том числе: производство, изготовление, экстрагирование, приготовление, предложение, предложение с целью продажи, распространение, продажу, поставку на любых условиях, посредничество, переправку, транзитную переправку, транспортировку, импорт или экспорт любого наркотического средства или любого психотропного вещества в нарушение положений Конвенции 1961 года, культивирование опийного мака, кокаинового куста или растения каннабис в целях производства наркотических средств в нарушение положений Конвенции 1961 года и др.

Что касается зарубежной конституционно-судебной практики, то вопрос о конституционности уголовной ответственности за хранение наркотиков для личного потребления, равно как и за само их употребление, решается в ином ключе.

Эта судебная практика представляет особенный интерес также и в том смысле, что имеет прямое отношение к проблеме допустимых пределов усмотрения законодателя в сфере материального уголовного права в тех случаях, когда речь идет о криминализации деяний, которые сами по себе не причиняют вреда третьим лицам и не представляют прямой опасности для общества в целом. Обратимся более подробно к анализу существа этих решений и их итоговых выводов.

В 1994 году Федеральный Конституционный Суд Германии рассмотрел по запросу суда вопрос о проверке конституционности Закона об обороте наркотиков в части установления уголовной ответственности за ввоз, хранение, сбыт и производство каннабис-продуктов.

В запросе суда утверждалось, что такой уголовно-правовой запрет, во-первых, не соответствует критерию пропорциональности, согласно которому действия государства должны быть необходимыми, пригодными и нечрезмерными для достижения легитимной цели; во-вторых, противоречит принципу ultima ratio, в силу которого введение уголовно-правовых мер допустимо лишь в случае, если обеспечить защиту личного или общественного блага никакими иными средствами не представляется возможным.

В обоснование своей позиции суд апеллировал, в частности, к аргументам о незначительности вреда, причиняемого курением марихуаны. В частности, он утверждал, что физический вред здоровью от курения не является существенно более серьезным, чем от курения табака; не существует доказательств поражения интеллектуальных способностей мозга даже от постоянного употребления марихуаны, а психологические и социальные последствия от него малозначительны и не сравнимы по тяжести с употреблением алкоголя.

К запросу суда было приложено экспертное заключение, согласно которому каннабис-продукты не открывают путь к более тяжелым наркотикам и не ведут к распространению наркомании. В конечном итоге, заключил суд, оспариваемый уголовно-правовой запрет препятствует свободному развитию личности и ставит лиц, употребляющих марихуану, в неравное положение с теми, кто употребляет табак и алкоголь.

Решение Конституционного Суда ФРГ от 9 марта 1994 года[3] по данному делу сводилось к следующему. Конституция защищает любую форму человеческой деятельности вне зависимости от степени ее важности для развития личности.

Тем не менее, абсолютной защитой от вмешательства со стороны публичной власти пользуются только наиболее важные области личного жизненного выбора. Вследствие различных социальных последствий оборот наркотиков, в том числе, их употребление, не может считаться частным случаем такого выбора.

Исходя из того, осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц, конституционный порядок или общественную нравственность (запрет злоупотребления правом), общая свобода действий может быть ограничена законом как конституционно значимым актом, но ограничение, будучи вмешательством в сферу индивидуальной свободы, должно быть пропорциональным.

Вместе с тем, конкретизация того, какое именно поведение должно быть уголовно наказуемым и какие меры наказания являются наиболее эффективными и рациональными, относится к сфере ведения законодателя. Федеральный Конституционный Суд пришел к выводу, что Закон об обороте наркотиков в оспариваемой части отвечает принципу пропорциональности, поскольку не обязывает привлекать к уголовной ответственности за использование каннабис-продуктов в небольшом количестве для личного потребления, если таким использованием не затрагиваются права других лиц, в том числе не создается опасность для их вовлечения в употребление наркотиков.

В ответ на нарушение принципа равенства немецкий Конституционный Суд указал, что законодательная власть вправе не вводить законодательный запрет на употребление алкоголя и табака вследствие его «нереалистичности с учетом европейских традиций».

Допустимость уголовно-правового запрета на рекреационное употребление марихуаны была предметом рассмотрения Верховного Суда Канады в 2003 году.

Истец, утверждая, что курение марихуаны является неотъемлемой частью его стиля жизни, оспаривал уголовный запрет на употребление и использование марихуаны как недопустимое нарушение личной свободы (статья 7 Канадской хартии о правах).

В 2004 году аналогичный вопрос разрешался Конституционным Судом Латвийской Республики, который оценивал конституционность статьи 253.2 УК Латвии, устанавливающей ответственность за употребление наркотических и психотропных веществ без назначения врача.

Латвийский Конституционный Суд в Решении от 26 января 2005 года[6] согласился с утверждением заявителя о том, что установление уголовной ответственности за названное деяние является ограничением права на неприкосновенность частной жизни.

Читайте также:  Виды наказаний – какие применяются в современном праве и как они выбираются в конкретных ситуациях?

Вместе с тем, Конституционный Суд Латвии пришел к выводу о допустимости этого ограничения в контексте статьи 96 Конституции Латвии на основании нескольких критериев.

Во-первых, такое ограничение установлено законом и имеет легитимную цель, поскольку ответственность за неразрешенное употребление наркотических средств и психотропных веществ призвано предотвратить далеко идущие негативные последствия, затрагивающие, в том числе, экономические, политические и культурные основы общества.

В-вторых, названное ограничение является социально необходимым, поскольку неразрешенное употребление наркотиков, вызывая привыкание, серьезно влияет на поведение человека и ухудшает работу его мозга, усиливает антисоциальные наклонности личности, многократно увеличивает опасность совершения им преступлений, а лечение наркотической зависимости является сложным и дорогостоящим; следовательно, употребление наркотиков создает негативные последствия не только для виновного, но и ложится тяжелым бременем на его близких и все общество.

В-третьих, оспариваемый уголовно-правовой запрет является соразмерным, поскольку применяется только за повторное неразрешенное употребление наркотиков в течение года после привлечения к административной ответственности, и, кроме того, допускает возможность освобождения от уголовной ответственности, в том числе, на том основании, что обвиняемый согласился пройти лечение от наркотической зависимости.

Конституционный Суд Венгерской Республики в объемном (около 100 страниц) Решении от 13 декабря 2004 года обратился к положению §70/D Конституции Венгрии[7], указав, что конституционное право на охрану здоровья накладывает на государство общую обязанность по принятию активных мер в области институциональной защиты в целях обеспечения личной неприкосновенности индивидов.

Использование наркотиков, по мнению венгерского Конституционного Суда, не является актом самоопределения, наоборот, индивид утрачивает свою автономию именно в результате употребления наркотиков, поскольку оно вызывает привыкание, физическую и психическую и зависимость.

Употребление наркотиков оказывает прямое воздействие на нервную систему и вызывает биологическое изменение головного мозга, при том, что такие изменения с учетом индивидуальных особенностей каждого организма, количества и качества потребляемых наркотиков, являются практически непрогнозируемыми.

В этой ситуации государство принимает меры по борьбе с употреблением наркотиков, выступая в качестве защитника человеческого достоинства. Нарушение человеческого достоинства обусловлено тем, что под влиянием наркотиков человек может навредить здоровью и физической целостности как себя самого, так и других.

По мнению венгерского Конституционного Суда, в Венгрии «отсутствует культура или традиция употребления наркотиков», общественное мнение ничего не знает об их влиянии и воздействии, следовательно, отдельно взятый гражданин не может принять взвешенного решения.

Таким образом, несмотря на различие в моделях аргументации, которые были использованы в соответствующих решениях, органы конституционного правосудия Германии, Канады, Латвии, Венгрии и Канады придерживались в целом единого подхода к вопросу о допустимости криминализации приобретения и хранения наркотиков для личного потребления, отклоняя доводы заявителей о том, что оспариваемый уголовно-правовой запрет противоречит конституционным положениям, гарантирующим автономию воли и свободное развитие личности.

Источник: https://www.iuaj.net/node/418

Добровольная выдача наркотических средств (правила и важные моменты)

На основании Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», добровольная выдача вышеуказанных веществ, означает, что лицо выдало данные вещества, при наличии у него реальной возможности распорядиться данными веществами иным способом, например сбыть, хранить или употребить.

На основании примечания 1 статье 228 УК РФ, совершившее квалифицирующееся данной статье преступление лицо, но при этом добровольно сдавшее правоохранительным органам психотропные наркотические вещества, а так же активно способствовавшее раскрытию и пресечению подобных преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств, освобождается от уголовной ответственности за преступление по статье 228 УК РФ.

Но однако надо разобраться в том, что же на самом деле является добровольной сдачей наркотических средств, ведь данную возможность все понимают по разному и я хочу поставить точку на данном вопросе.

Например самым простым и банальным примером будет сдача наркотических средств в органы внутренних дел добровольно, при их наличии. То есть к примеру у гражданина есть некоторое количество наркотических средств и он идет в полицию и сдает их, это как раз будет добровольная сдача.

Так же есть одна тонкость, что если лицо задержано за совершение преступления по статье 228 УК РФ или задержание произошло при подозрении на совершение данного преступления, то выдача наркотических средств в таком случае не будет считаться добровольной, так как сложилась практика и понимается, что в процессе задержания за преступление квалифицированное статьей 228 УК РФ, лицо уже не может распорядиться наркотическими веществами по своему усмотрению.

То же самое, не будет считаться добровольной выдачей наркотика, когда лицо выдало их в рамках проведения следственных действий по обнаружению наркотических средств. К примеру если к лицу пришли домой оперативники с целью обнаружения наркотических средств и лицо укажет на их место хранения (место где они спрятаны), то данное действие не будет считаться добровольной выдачей, но такое действие будет далее учтено как смягчающее обстоятельство и не более.

Так же добровольной выдачей считается выдача наркотических средств, при проведении следственных действий не направленных на поиск, а так же обнаружение наркотических средств, то есть следственные и оперативные действия проводились для определения причастности лица к совершению совершенно другого преступления, ни в коем случае не связанного с незаконным оборотом наркотических средств.

Здесь так же важный момент, это отсутствие у проводящих следственные действия сотрудников информации о наличии у лица наркотических средств. Это так же будет считаться добровольной выдачей.

К примеру, если обыск в квартире проводится в рамках возбужденного по статье 105 УК РФ уголовного дела, а лицо в отношении которого проводится обыск добровольно выдало наркотические средства, а так же лицо выдавшее на добровольной основе наркотическое средство активно способствовало раскрытию преступления, освобождается от уголовной ответственности, тем более когда до момента добровольной выдачи, органы следствия не могли располагать информацией о наличии, а так же месте нахождения наркотических средств.

Тем более в такой ситуации у лица хранившего наркотические средства была реальная возможность распорядиться наркотическими веществами по другому, однако данные вещества были выданы добровольно.

  • Так же как я говорил выше, обязательное второе условие, это сотрудничество с органами следствия, а заключается такое сотрудничество в содействии раскрытию и пресечению преступлений связанных с оборотом наркотиков, а так же выявлению лиц совершающих данные преступления, а так же розыску добытым преступным путем имущества.
  • Только в совокупности два фактора, добровольная выдача и содействие следствию, рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности по статье 228 УК РФ.
  • Знайте, что даже если лицо добровольно сдало наркотические средства, однако в дальнейшем отказалось от сотрудничества с правоохранительными органами, то в такой случае нет никаких оснований для освобождения лица от уголовной ответственности.
  • Так же вы всегда можете получить консультацию нашего адвоката по наркотикам (статье 228 УК РФ) и получить квалифицированную правовую помощь, защиту на всех этапах следствия и защиту в суде.

Источник: https://yurist174.ru/ugolovnoe-pravo/narkotiki-statya-228-uk-rf/dobrovolnaya-vydacha-narkoticheskih-sredstv

Предусмотрена ли уголовная ответственность за хранение наркотиков и как ее избежать?

Незаконный оборот наркотиков в России преследуется по закону. К ответственности лицо могут привлечь не только за распространение наркотиков, но и за их хранение.

Незаконное хранение наркотических средств: понятие и особенности

Российское законодательство предусматривает наказание за хранение без цели сбыта:

  • наркотических средств;
  • психотропных веществ;
  • растений, содержащих наркотические средства;
  • их аналоги.

Под незаконным хранением наркотиков без целей сбыта понимаются действия гражданина по владению наркотическими и психотропными средствами, в том числе для личного употребления. Это может быть содержание наркотиков при себе, в определенном помещении, в тайнике и пр.

Хранение является длящимся преступлением. Оно считается оконченным в момент пресечения преступления правоохранительными органами или явки лица с повинной. Для квалификации преступления не учитывается время хранения наркотических средств, а только принимается во внимание объем наркотика.

Общественная опасность преступления состоит в том, что хранение наркотиков позволяет их бесконтрольно употреблять и распространять. Это весьма негативно сказывается на состоянии здоровья граждан, наносит ущерб правоохранительной системе и социально-психологической атмосфере.

Предметом преступления являются наркотические средства и психотропные вещества, их аналоги и растения. Сюда относятся наркотики естественного или искусственного происхождения. Их перечень содержится в Перечне наркотических средств, утвержденном Правительством. Им руководствуются правоохранительные органы для квалификации преступления и суды при вынесении приговора.

Стоит учитывать, что различают две разновидности наркотических и психотропных веществ: оборот которых полностью запрещен (это касается таких веществ, как гашиш, героин, спайсы) и те, которые ограничены в обороте (например, морфин, который требует рецепта на приобретение и употребление медикамента).

В последнем случае к ответственности могут привлечь только ответственное лицо за необоснованный расход единицы препарата.

Ответственность за хранение наркотиков

Ответственность за хранение наркотиков наступает с момента их помещения в местонахождение. При этом не имеет значения фактическая длительность нахождения товара в указанном месте. Это может быть несколько минут либо месяц или год. Также законодательно не прописан тот минимум наркотических и психотропных веществ, который допускается хранить.

Субъект данного преступления – общий. Это вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Ответственность за хранение наркотиков наступает по нормам Уголовного и Административного кодексов. Уголовная ответственность наступает при условии хранения наркотиков в значительном, крупном и особо крупном размере.

Если правонарушитель хранил наркотики в объеме, который не достигал значительного, то ответственность за это деяние наступает по нормам административного права. Данному правонарушению посвящена ст. 6.8 КоАП РФ.

Административная ответственность может предполагать штраф в размере 4-5 тыс. р. или заменяться арестом на 15 суток. Если преступление совершил иностранный гражданин, то он также может быть привлечен к ответственности, а также ему грозит предварительная высылка за пределы России.

Читайте также:  Избиение ребенка родителем – ответственность, причины и мотивы, как защитить

В Уголовном кодексе предусмотрена статья 228, которая содержит ответственность не только за хранение наркотических, психотропных средств и их аналогов, а также за их приобретение, перевозку, изготовление. Отдельная статья за хранение наркотиков в УК РФ не предусмотрена.

Статья 228 предусматривает три части: за хранение наркотиков в значительном, крупном и особо крупном размере.

Наказание за хранение наркотиков может быть связано с лишением свободы либо не предполагать такового. За хранение наркотических средств в крупном размере предусмотрена ответственность по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Это деяние грозит правонарушителю штрафом до 40 тыс. р. либо в размере заработной платы до 3 мес. Также его могут приговорить к исправительным или обязательным работам на срок до 2 лет и до 480 часов соответственно.

Максимальная мера наказания по этой статье предполагает лишение свободы на 2 года. Обычно максимальная мера пресечения избирается в отношении ранее судимых лиц. Понятие значительного размера зависит от вида наркотиков.

Например, для марихуаны это 6-100 г., для героина – 0,5 грамма, спайса – 0,05 г.

Если наркотики хранились лицом в крупном размере, то это считается квалифицирующим признаком. Такое преступление квалифицируется по ч. 2 ст. 228 УК РФ. Ответственность за данное правонарушение уже более серьезная. Данная статья предполагает лишение свободы на срок 3-10 лет со штрафом до 500 тыс. руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до 1 года либо без такового.

Крупным размером героина является вес более 2,5 граммов, спайса – 0,25 г.

При вынесении приговора по данной статье судья учитывает характеристику личности подсудимого, наличие у него судимостей и пр.

Аналогичное преступление, совершенное в особо крупном размере по ч. 3 ст. 228 наказывается лишением свободы на 10-15 лет со штрафом до 500 тыс. р. или без такового с ограничением свободы до 1,5 лет или без него.

Под особо крупным размером наркотиков понимается, в частности, более 500 г метамфитамина, мефедрона, более 200 г амфитамина, 50 г тетрагидроканнабинола, 10 г дезоморфина, 2 г бета-гидроксифенфентанила и пр.

На практике наказание по ч. 3 ст. 228 УК РФ выносится крайне редко.

Связано это с тем, что хранение наркотических средств в особо крупном размере является признаком сбыта наркотиков и большая часть преступлений переквалифицируется по этой статье.

В примечании к статье указано, что если лицо добровольно сдало наркотические средства, а также способствовало раскрытию преступления, то оно освобождается от наказания.

При вынесении приговора судьей могут учитываться смягчающие обстоятельства, перечисленные в 61 ст. УК РФ.

Это явка с повинной, содействие в задержании других участников группировки, наличие малолетних детей, несовершеннолетие правонарушителя, беременность и пр.

Уголовного кодекса начинают действовать при условии, что нет отягчающих обстоятельств. В частности, таковыми являются повторное осуждение лица, его активное участие в преступной группировке и пр.

Если у гражданина есть смягчающие обстоятельства, то наказание, которое ему назначается, не может превышать 2/3 от максимальной меры пресечения по указанной статье. Например, если максимальная ответственность предполагает 15 лет лишения свободы, то с условием смягчающих факторов суд может назначить не более 10 лет.

В случае если правонарушителем было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, то его наказание не может превышать ½ от максимального.

Т.е. если за преступление грозит до 5 лет заключения, то в данном случае лицо получит не более 2,5 лет.

Также судья при рассмотрении состава преступления с учетом целей и мотивов преступника может назначить ему наказание менее минимального предела, который предусмотрен статьей.

Таким образом, в России за незаконное хранение наркотических средств, не предполагающее сбыт, лицу грозит административная или уголовная ответственность. Нормы уголовного права начинают действовать, если лицо хранило у себя дома наркотики в значительно размере.

Наказание наступает по ст. 228 Уголовного кодекса. Квалифицирующими признаками преступления является крупный и особо крупный размер. Санкции за незаконное хранение наркотиков весьма жесткие.

Максимальное наказание по указанной статье предполагает 10-15 лет лишения свободы.

Источник: https://pravo.team/uk-i-koap/narkoprestupleniya/hranenie-narkotikov.html

Добровольная выдача наркотических средств. Постановлением Президиума Ленинградского областного суда, осужденный освобожден от уголовной ответственности на основании п.1 Примечания к ст.228 УК РФ

В очередное дело по «наркотической статье», пришлось вступать при утверждённом прокурором обвинительном заключении. И хотя мой подзащитный находился под подпиской о невыезде, ситуация была крайне удручающей.

Во-первых, он был, ранее судим за преступление в области незаконного оборота наркотических средств, и находился на испытательном сроке.

Во-вторых, при полном признании обвиняемым своей вины.

Ознакомившись с материалами уголовного дела уже в суде, я пришёл к выводу, что обвинение по ст.ст. 30 части 1; 228.1 части 4 пункт «г» УК РФ, следствием было явно «завышено». Факт приготовления к сбыту подсудимым наркотического средства в крупном размере стороной обвинения, был «построен» на сомнительных и противоречивых доказательствах.

  • Орган предварительного расследования исходил из того, что обнаруженные и изъятые в ходе осмотра места происшествия наркотические средства, были расфасованы в общей сложности в 46-х полимерных пакетов.
  • Вместе с тем, из материалов дела усматривалось, что мой подзащитный добровольно выдал наркотические средства по одному из инкриминируемых ему деяний.
  • В ходе судебных прений, мне удалось убедить суд, что в действиях моего подзащитного, отсутствуют доказательства приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере и психотропных веществ в значительном размере.
  • Однако, мои доводы о добровольной выдачи наркотических средств моим подзащитным, не нашли отклика у суда.

Из прений: «Особо хочу подчеркнуть, что протокол о его (Карманова Д.И.) задержании не составлялся, поэтому, после дачи объяснений он мог свободно покинуть отдел, пойти домой и распорядиться наркотическими средствами,  по своему усмотрению. Правоохранительные органы не располагали информацией о хранении наркотических средств».

Из приговора: «Условий выдачи добровольно наркотического средства К.в ходе осмотра места происшествия, суд не усматривает, так как о наркотических средствах К.сообщил после задержания, после обнаружения у него психотропного вещества, после уже возникшего подозрения в участии в незаконном обороте запрещённых веществ».

Суд первой инстанции переквалифицировал действия моего подзащитного с части 1 ст.30, п. «г» части 4 ст. 228.1 УК РФ на часть 2 ст. 228 УК РФ и, отменив условное осуждение, окончательно назначил  Карманову Д.И. наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

  1. Подзащитный был взят под стражу в зале суда.
  2. В апелляционной инстанции приговор обжалован не был (по письменной просьбе подзащитного).
  3. Однако впоследствии обжалован мной в кассационную инстанцию, в Президиум Ленинградского областного суда, где наряду с иными доводами, я в кассационной жалобе утверждал, что со стороны моего подзащитного имело место именно добровольная выдача наркотических средств.

Источник: https://pravorub.ru/cases/85493.html

Уголовная ответственность по статье 228 употребление, хранение и сбыт

Здравствуйте! Моего мужа задержали за незаконный оборот наркотиков. в ходе личного досмотра нашли 4 грамма гашиша ( он сам сказал где у него лежит), после обыска дома нашли еще 1 грамм гашиша ( его подбросили). В качестве обвинения — видеозапись при контрольной закупке.

Это был знакомый, который попросил ему продать, мой муж не продает, а сам употребляет.

Что реально ему грозит по сроку? у него имеется статья 17б( комиссован из армии) и сейчас получил справку от психиатра — смешанное расстройство личности, также ранее никогда не привлекался и имеет несовершеннолетнего ребенка.

Мария, к сожалению, обрадовать Вас не могу. С 1.01 2013 нижний предел наказания за сбыт наркотика  — 8 лет л/св. Сбытом признаётся не только продажа, но и простая передача наркотика другому лицу, даже дарение.

Правда, к наркозависимым людям суд обычно подходит гуманней, чем к торговцам «белой смертью».

Впрочем, «возможны варианты». Недавно один мой подзащитный получил наказание, ниже низшего предела, установленного законом (6 лет вместо 8-ми), судья учёл положительные характеристики с работы и с военной службы, искреннее  раскаяние. Тот же гашиш… Опять же, при благонравном поведении в МЛС возможно УДО.

А вот другой подзащитный, конкретный торговец героином, делавший на этом бизнес, получил 14 лет (прокурор запрашивал 22 года л/св). Судья учёл признание и наличие малолетнего ребёнка.

Здравствуйте, Мария!

С коллегой я отчасти согласен, но он прав лишь формально.

Анализируя описанную Вами ситуацию, полагаю, что в действительности, на мой взгляд, скорее всего имела место спланированная провокация со стороны сотрудников правоохренительного органа в рамках ОРМ «контрольная закупка». Действовали правоохренители по классической, хорошо отработанной схеме: зная, что человекявляется наркоманом, использовали другого знакомого ему наркомана для подстрекательства к совершению преступления – сбыта наркотических веществ. Произошёл лишь «развод» очередного «лоха» для получения очередной «палки» (улучшения статистики по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков).

Подобная деятельность является лишь имитаций борьбы наркоборцов-правоохренителей с незаконным оборотом наркотиков.

Но доказать в суде наличие провокации, увы, практически невозможно: суды (точнее, судьи-«раздолбаи») упорно игнорируют вполне очевидные вещи.

Однако считаю, что определённых обстоятельствах возможна квалификация содеянного Вашим мужем не как сбыт наркотических средств, а как покушение на пособничество в незаконном приобретении наркотических средств в значительном размере, т.е. как преступление, которое следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ (для справки: самая строгая санкция по ч. 1 ст. 228 УК РФ – лишение свободы на срок до трёх лет).

Источник: https://pravoved.ru/question/393872/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector